Эксперимент: поход в барбершоп

О плюсах и минусах ультрамодных парикмахерских и почему поход в модную парикмахерскую может всколыхнуть волну приятных эмоций и воспоминаний.
Эксперимент: поход в барбершоп

Короткая вводная. Этот текст предназначен обычным, нормальным горожанам. Тем, кто не знает, что ламберсексуалы – это люди, которые носят бороды и одеваются как дровосеки. Но не для того чтобы рубить лес, а чтобы нравиться другим дровосекам.

Женская половина редакции отправила мужскую в барбершоп — как утверждают специалисты, это особая цирюльня европейско-американского образца, настоящий закрытый клуб для сильной половины человечества, где получаешь не только отличную стрижку, гладковыбритую кожу, ухоженные бороду и усы, но и прикосновение к культуре. Девушки заявили, что, мол, тенденция, целый рынок, причём даже с устойчивыми расценками: что-то в районе 1.500 рублей за голову, а, если идти с сыном, то пару голов можно уложить в 2.000. Что дороже разумного, но дешевле пафосно салонного.

Мужская половина редакции с тяжеловатым сердцем отправилась экспериментировать, гнусно припоминая передовой Петербург. Туда зараза добралась раньше провинциальной Москвы, разрослась, обзавелась целыми сетями. Сейчас одна из сетей дошла до того, что объявила себя свободной от геев, проституток и даже лесбиянок. Судя по всему, свобода полная. То есть освободили и клиентскую базу, и персонал.

Теперь об участниках эксперимента. Василий Гулин, трое детей, любимое блюдо — сосиски, напиток — чай, при слове смузи теряет рассудок и может оскорбить действием. Любимая парикмахерская — №1. Любима стрижка: «Сделайте все одинаковой длины, сантиметра полтора» (150 рублей + примерно столько же на чай).

Игорь Трифонов, трое детей и внучка, любимое блюдо — пельмени, напиток — чай или кофе, охотник с четвертьвековым стажем, чем незаслуженно гордится. Стрижётся сам, благо КНР поставляет как одноразовые электробритвы, так и не менее одноразовые насадки к ним. Носит бороду больше 20 лет — и её до вчерашнего дня тоже предпочитал стричь сам, так как «интимное это дело».

Эксперимент №1

С бородой не задалось сразу. То, что выросло на лице, в барбершопах не обслуживают. Не хорошо и не плохо, просто щетина – дело личное, ради её благоустройства не стоит обращаться к профессионалам.

Волосяной покров головы — действительно проблема. Его не так чтобы много, но он все же нуждается в сокращении, чтобы не пугать коллег и производить благоприятное впечатление на работодателя. В итоге — «креативная стрижка», именно такое задание получил подопытный, а следом за ним и барбер.

Начнём с теоретической части. Мужчины стригутся по двум причинам: по уставу и по необходимости. Если сразу обобщить, мужчинам стрижки по фигу. В общем, креатив был практически неограниченным: «Хоть ирокез выбривайте, хуже точно не будет».

Не знаем, дорогие читатели, что скажете в барбершопе вы, но будьте на всякий случай готовы: вас будут стричь всерьёз. У нашего мастера в распоряжении были три машинки для стрижки волос, десяток насадок и, кажется, все они нашли применение. Долго, тщательно, местами практически до дыр — примерно так можно описать процесс от старта до финиша.

Эксперимент №2

Собственно, бороду я отпустил в прошлом веке, когда капитализм ещё не построили до конца, а потому очень ею горжусь и желаю рассказать, какой путь мы с ней прошли до попадания в хипстерскую цирюльню. Однажды утром, проснувшись, обнаружил, что горячая вода «йок», так как вместе с летом подкрался сезон опрессовки труб. И, ничтоже сумняшеся, решил, что три недели (да-да, жизнь тогда была полна трудностей) можно и не бриться. Так как электробритву я не признавал, а опасной (и даже станком) бриться без тёпленькой — удовольствие не то. Мягко говоря.

Ожесточённо прочесавшись десять дней, я обрёл вполне благообразный вид — не как у Толстого, и даже не как у Карла Маркса, но вполне себе неплохой. Так что решено было растительность оставить.

Первые месяцы я ещё пытался посещать парикмахерские — но мастеров по растительности на щеках и подбородке оказалось в сотни раз меньше, чем специалистов ровнять височки и подбривать затылок. Посему вскорости из моего бюджета исчезла строка «посещение парикмахерской», а из ванной — помазок и опасная бритва, зато поселилась электрическая машинка и тример.

Выдвинутое прекрасной частью редакции требование немедленно отправиться в барбершоп и приумножить брутальность («на человека станешь похожим») воспринято было с тяжёлым сердцем. Не скажу, что всю ночь перед походом я не спал — служба в рядах Советской Армиии приучила меня терпеть тяготы и лишения, а семейная жизнь закалила эти чувства — но порог парикмахерской я переступал с чувством абсолютной покорности судьбе.

Меня встретила прекрасная незнакомка, что уже было не по канону — аутентичные барбершопы берут на работу только мужчин. Даша, парикмахер со стажем, — абсолютная поклонница бород («все мои молодые люди обязательно носят бороду!»). На рабочем столе перед ней — полсотни разных инструментов и столько же баночек. На вопрос «как стричься будем?» я покорно вздохнул и честно признался: делайте со мной всё, что хотите.

— А обычно как стрижёмся?

— Обычно - под насадку, дома.

— Почему?

— А потому, что никто бороды делать не умеет.

— Я умею...

Пока Даша занималась головой, мы мило поговорили. И про скалолазанье (она и я - любим это дело), и про современное образование (школа уже не та! Вот нас учили!.. А сейчас разве учат?), и про Москву с Ульяновском, и про сексуальные пристрастия (Был у нас один - не выдержал! - Да и у нас тоже был такой! И тоже сам сбежал, даже без мордобития)...

Попутно я узнал, что Даша с раннего детства выбрала свой жизненный путь. Что училась мастерству, гляда на деда, делавшего себе бороду. Что она — победитель конкурса мужских мастеров («Можно я Вас сфотографирую? Мне на конкурс надо работы предъявить»). Что она не любит быть второй ни в чём, и не будет.

Под эти милые разговоры моя голова приобрела совсем другой вид, и даже наметившаяся двадцать лет назад плешь (прогрессирующая куда успешнее моего пуза) стала похожа на благородную лысину. А я ведь был убеждён, что с ней ничего не сделать.

Но потом... Потом Даша взялась за бороду.

Она сосредоточилась. Она притихла. Она меняла насадки и машинки. Она смотрела близко-близко — а потом отходила далеко, и разглядывала меня в зеркало.

Она священнодействовала. Она колдовала. Она еле-еле прикасалась к бороде — но та послушно менялась на глазах... Со всех сторон, со всех стен на её работу одобрительно смотрели усачи-бородачи — от Высоцкого до Сальвадора Дали с его тонкими и длинными усами.

В какой-то момент Мастер вдруг навалилась на меня, стремясь победить незаметную антенну на левом виске, последние годы обеспечивающую устойчивую связь с космосом — и я вдруг отчётливо вспомнил ту девушку, из-за которой больше двадцать лет назад оказался в той квартире, где не оказалось горячей воды.... И что-то тонко пропело в моей душе — «всё проходит».

— А теперь завершающий штрих! — и Даша одним лёгким движением руки подстригла мне обе брови. Обе! СРАЗУ! Этого я не делал никогда. — Вот и всё. Нравится?

— Нравится, — честно признался я. — Но я этого человека в зеркале не знаю.

Мы посмеялись. Потом мы сфотографировались. Потом я ушёл. Ушёл другим человеком. Я вернусь.

Оргвыводы

Любая парикмахерская №1 выигрывает у барбершопа в скорости и цене. Но в барбершопе вы можете быть уверены, что в очереди, случись такая, вы попадёте в компанию однополых существ. Это скорее плюс.

Второй немаловажный момент: на вашей голове сделают что-то актуальное. То есть, если вам пофиг, но вы готовы соответствовать общим тенденциям – точно сюда, в сугубо мужской зал.

Минусы — это внимание, с которым придётся столкнуться. Если не можете уговорить себя на процедуры и даже на уход, лучше даже не соваться. Минут 45 – минимальное время, которое придется закладывать на свою голову, и с ней будут носиться, как с чем-то действительно важным, требующем ухода и даже некоторой нежности.

О нежности. Оставим на совести петербургской интеллигенции гомофобную рекламу своего заведения. Нас, если откровенно, не особо волновал ни результат стрижки, ни ориентация тех, кто его обеспечивал.

Да и было бы слегка неосмотрительно говорить о всяких прогрессивных течениях любви, когда собеседник вооружён ножницами и даже опасной бритвой. Тем не менее, в нашем случае коллектив придерживается широких взглядов по части клиентуры, но вполне традиционных в личной жизни.

О главном. Барбершоп идеально подходит для отцов с сыновьями. Вот правда. Суровые кресла, полное отсутствие силиконовых тёток в них и, как следствие, публики, которая как бы не волнует морально устойчивых, хотя и физически здоровых мужиков. В барбершоп не стыдно пойти с ребёнком. Более того, это ещё и выгодно: большинство заведений с удовольствием дают хорошие скидки на обслуживание лучших частей семьи.

И знаете, со стрижкой, с барбершопами, как с женским бельем. Женщины ведь утверждают, что выбирают его исключительно ради себя, надевают тайно, никому не показывают, просто в чём-то непристойном и эффектном чувствуют себя уверенно. Мужчинам сложнее. Умище, равно как и стрижку, не спрячешь. Но тут хотя бы процесс сохраняет остатки интима, не надо выносить его на обозрение тех, кто должен быть уверен: всякие там процедуры-уходы вам до лампочки.

А лёгкая небритость и изящно выделенные залысины – следствие небрежности.

За приятное и безболезненное знакомство с новыми модными тенценциями МОСЛЕНТА благодарит барбершоп Oldboy.

Источник: moslenta.ru

Комментарии
Комментарии