Право на круассан: почему француженки не сидят на диете

Ксения Крушинская - об особом подходе французов к здоровому образу жизни.
Право на круассан: почему француженки не сидят на диете

Каждый раз, когда я приезжаю во Францию (а была я там около двух десятков раз), в меня будто вселяется другой человек — беспечный бонвиван, который в огромных количествах поглощает хрустящий белый хлеб и картофель-фри. К слову, в Москве я притрагиваюсь к этим продуктам в лучшем случае раз в полгода. Ни один обед и ужин мое парижское альтер-эго не мыслит без бокала вина, а то и шампанского. Эта жизнерадостная незнакомка понятия не имеет о том, что такое подсчет калорий, кардиотренировка и жим ногами лежа. Она просто наслаждается жизнью – без всяких нельзя, вредно, а вдруг и если.

Говорят, в Париже особенный воздух. Впрочем, думаю, он тут ни при чем. Все дело во французах и в их заразительном гедонизме, вирус которого немедленно атакует всякого, кто приземляется в аэропорту Шарль де Голль или Орли. В Париже вы почти не увидите спортзалов и фитнес-центров. В те, что все-таки рискнули открыться в этой столице эпикурейства, ходят преимущественно экспаты. О диетах местные жители говорят с оттенком пренебрежительной иронии – как мы о чьем-нибудь маниакальном желании увеличить губы или грудь до космических размеров. Единственная популярная здоровая привычка парижан – джоггинг. Солнечным утром на набережной Сены можно увидеть целые семьи – папа, мама и дети в спортивных костюмах и кроссовках бодрой трусцой бегут мимо брассери и лавочек букинистов. Думаю, для них это компромисс: вроде и спорт, а вроде и удовольствие – бежишь, любуешься себе османовскими домами и вдыхаешь запах кофе.

Недавно в Париже я ужинала со старинной подругой – русской, которая живет во Франции уже несколько лет. Мы сидели в маленьком итальянском кафе. Вкусно, но, черт возьми, как же калорийно! – посетовала я, заканчивая гигантскую порцию пасты с овощами. А что? Ты считаешь калории? – во взгляде Кати читались недоумение пополам с сочувствием. Как если бы я неожиданно призналась ей в болезни, которую тщательно ото всех скрываю. Это так по-московски! – вздохнула она. Экспрессивный владелец кафе (он же повар) и вовсе не постеснялся в выражениях, узнав мой постыдный секрет: Нет, вы вообще с ума сошли?! – он так выпучил глаза, что мне показалось, они вот-вот выпадут из орбит. Естественно, мои попытки отказаться от десерта ни к чему не привели – он принес его нам бесплатно, и оставить на тарелке хоть крошку я, если честно, побоялась.

О гедонизме французов пишет и известный блогер, стилист и фотограф Гаранс Доре в своей книге “Любовь. Стиль. Жизнь”. Сравнивая парижанок и жительниц Нью-Йорка, где она провела несколько лет, Гаранс приходит к выводу, что француженки и фитнес – понятия несовместимые: “Можете представить себе Шарлотту Генсбур, которая качалась бы в спортзале?” Не можем. А вот Анджелину Джоли или Мадонну – запросто. Стремление к идеалу в крови у американок, но никак не у француженок.

А к кому ближе русские? Не скажу за всю Россию, но мы, москвички, точно больше взяли от заокеанских визави. За тем ужином с Катей я то и дело вспоминала недавний вечер в Москве с лучшим другом. Мы собрались поболтать и выпить. Но открыв коктейльную карту, не смогли удержаться и не включить вечно работающий в голове калькулятор: Что?! Ты хочешь пина-коладу? А ты знаешь, сколько в ней калорий?! Остальные мои знакомые не лучше: большинству девушек стыдно съесть маффин под взглядом десятков осуждающих их глаз.

Почему так? Трудно сказать. Не берусь отвечать за американцев, а нам важен социальный статус. И идеальная фигура – один из его маркеров. Французы умеют наслаждаться процессом – приятными мелочами, неспешной беседой, вкусной едой. Мы – преимущественно результатом – заработанным миллионом, полученным повышением, удачным замужеством, сброшенными кило. Отсюда наше вечное недовольство тем, что имеем, и постоянная гонка за большим.По логике вещей, здесь должен быть вывод о том, что Париж меня изменил, я забросила тренировки три раза в неделю и стала партиями закупать багеты и круассаны. Но – нет, я осталась прежней. Как и раньше, слежу за питанием и не представляю жизни без походов в спортзал. Но, знаете, каждому свое. В разумном контроле над своей жизнью и в стремлении стать лучшей версией себя тоже есть прелесть. И даже от этого можно получать ни с чем не сравнимое удовольствие. Париж так и останется для меня городом, где себе можно позволить все – как в детстве, на каникулах у бабушки. В конце концов, даже круассаны, если есть их каждое утро, теряют прелесть.

Источник: allure.ru

Комментарии
Комментарии