Алла Сигалова: железная леди

Хореограф и педагог, она и на телеэкране держит себя строго. Алла Сигалова не из тех ведущих, которые «нянчатся» с конкурсантами шоу, будь то «Большая опера», «Большой балет» или «Танцы со звездами». Но мало кто знает, что она еще более беспощадна к самой себе.

– Выпускница Академии русского балета имени Вагановой, вы детство провели в Ленинграде. Какие у вас сейчас отношения с этим городом?

– У нас с ним не было и нет пауз в общении. Когда «Сапсан» подходит к Московскому вокзалу, я не говорю себе: «Ах, здравствуй, родной город!» Просто выхожу и иду. Как будто ничего не изменилось, как будто я Петербург и не покидала совсем. Это место связано с огромным количеством переживаний и воспоминаний. Здесь были мои учителя, круг людей, которые меня воспитали. Многих уже нет, но общение с ними продолжается. Именно с учителями ведешь главный в жизни разговор.

– А когда вы почувствовали интерес к танцу?

– Очень рано, потому что я жила здесь в среде, которая буквально насытила меня этой любовью. – Вас не пытались переубедить? Объяснить, что будет тяжело? – Нет, никогда. Рядом со мной были умные люди. Дураков не было.

– Вы до сих пор волнуетесь перед выходом на сцену?

– Волнуюсь страшно, как будто в первый раз. Какой бы ни был опыт, сколько бы лет ни проходило, это не меняется. В московском Театре имени Моссовета я уже четыре года играю спектакль «Casting/Кастинг». Иногда смотрю: молодые актеры, которые играют вместе со мной, стоят, треплются, хохочут в буфете. А я так не могу, я хожу за кулисами туда-сюда, туда-сюда. И так всегда.

– В одном интервью вы рассказывали, как в юности получили доступ в спецхранилище Публичной библиотеки, где обнаружились не только партитуры запрещенных хореографов, но и журнал L'Officiel. Он действительно там был?

– Да, но почти никто об этом не знал. Там были все журналы, которые выпускались в то время. Даже Vogue. Но тогда он на меня почему-то большого впечатления не произвел. А вот встреча с L'Officiel стала потрясением. Мне в то время было лет 12. Трудно было даже вообразить себе, что такая красота существует.