Почему Олег Даль ушел из «Современника»

«Многие удивлялись: как это нервный, ранимый, до болезненности чувствительный Олег Даль сумел так легко и быстро простить Ефремова? Но все оказалось не так просто», — рассказывает друг семьи Далей Лариса Мезенцева, обладательница уникального документа — дневника Олега Ивановича.

«После ухода из жизни Олега Даля его жена Лиза долго не решалась разобрать бумаги в его кабинете. А когда наконец принялась за это, впервые решилась взять в руки зеленый блокнот. Это был дневник Олега, о котором мы знали, но никто не имел права его трогать. Сам Олег только иногда зачитывал оттуда отрывки жене и теще. Теперь, когда на свете нет и Лизы, этот блокнот хранится у меня. Записей там совсем немного — иногда за весь год две или три. И тем не менее в этом дневнике есть очень важные свидетельства, которые позволяют увидеть совсем нового, другого Олега. Недаром Эфрос высказался о нем: «Помесь жирафенка с пантерой». По дневнику можно видеть, как «пантера» порой вырывалась наружу, и тогда — берегись тот, к кому у Олега накопились претензии. Как, например, к Олегу Ефремову — человеку, которого он поначалу просто боготворил... Есть в дневнике Олега очень интересная запись: «Только фальшивые отношения могут предполагать бесконечное, бескрайнее, а потому недостойное человека терпение». Вот уж что-что, а фальшивыми их отношения с Ефремовым не были!

В 1971 году Даль предпринял первую попытку уйти из «Современника». В это время он ездил в Ленинград к своей жене Лизе, много снимался. А потом принял предложение Ефремова, незадолго до этого покинувшего «Современник» ради поста художественного руководителя МХАТа, репетировать в Московском Художественном роль Пушкина в спектакле «Медная бабушка». Началась работа. Материал — интереснейший. Автор пьесы — Леонид Зорин, по сюжету у Пушкина совсем нет денег на издание своих сочинений, и он пытается продать часть наследства жены — «медную бабушку», то есть статую императрицы Екатерины Великой, которой очень дорожит его тесть.