Столетний джентльмен Зельдин

Зельдин родился джентльменом в семье джентльмена и последние 75 лет известен своей первой ролью, на которую попал случайно и которая в его судьбе продолжения не имела, да и иметь не могла.

Сын капельмейстера заштатного царского полка закономерно избрал карьеру трубача - но был приглашен в «Свинарку и пастуха» играть Мусаиба за орлиный взор и кавалерийский темперамент. Раньше него самого на экране возник его парадный портрет в башлыке и папахе: гостям ВСХВ представляли новый иконостас героев труда. Как истый горец, чабан Гатуев сгорал от любви к блондинке, швырял барса в Терек и несся по кручам ожившей пачкой папирос «Казбек». То был первый в советском кино случай, когда еврей играл кавказца - в дальнейшем традиция стала повальной. Грузин, армян и азербайджанцев в разные времена играли Гердт и Кваша, Гафт и Козаков, Юрский и Каневский, - но начало положил 25-летний Зельдин, потому что смуглый и прищуренный Лев Свердлин специализировался больше на узбеках.