Екатерина Климова: мой разлучный год

Что вогнало в состояние хандры и депрессии одну из самых снимаемых отечественных актрис?

Я всегда считала себя карьеристкой. Папа шутил, что в советское время из меня вышел бы хороший комсорг. И в целом меня эта установка до поры до времени очень даже устраивала.

Еще в театральном институте учили: вот у великой Ермоловой детей не было, она всю себя отдавала сцене, поэтому и стала великой Ермоловой. Тогда я абсолютно верила в такой путь, считала, что вполне готова положить жизнь на алтарь искусства. Знаете, молодые актеры, начинающие — ведь страшные эгоисты, свято верят в свое особенное предназначение...

Начали появляться дети, и я здорово пересмотрела свое отношение к различным «алтарям». Был период, когда мечтала жить на берегу моря, смотреть на закаты и растить помидоры. И все-таки мать из меня, к счастью, вышла не сумасшедшая, а вполне вменяемая. Возможно, все дело в количестве детей. Есть смешная поговорка: если падает пустышка у первого ребенка, ее кипятят три раза; если у второго — споласкивают под краном; если у третьего ребенка соску отняла собака — это его проблема, как забрать ее обратно.

Мои дети давно привыкли к тому, что родители в хроническом отъезде и много снимаются. Никто не истерит и не бежит по коридору с ревом: «Мама, не уезжай!» Я стараюсь растить их сильными и самостоятельными. И они знают: если повезет, мама возьмет тебя с собой. Жаль, с момента, когда начинается школа, такая возможность выпадает не часто… У меня вообще много повидавшие дети. Поезда, самолеты никого не пугают. Причем больше они склоняются к общественному транспорту. Если младшего сына Корнея надо везти к педагогу, между машиной и электричкой он выберет второе. Это же гораздо интереснее!

Комментарии
Комментарии