Дэйв Мэннинг: История "надувного" кинокритика

В одном из прошлых выпусков «Кинословаря» мы рассказывали о несуществующем режиссере Алане Смити, именем которого Голливуд много лет морочил голову простому зрителю. Раз так, нельзя не вспомнить и о Дэйве Мэннинге – еще одной мистической фигуре, деяния которой ныне покрыты позором и подлежат забвению. Кем же был кинокритик, перу которого принадлежали сладчайшие рецензии в истории американского кинематографа?

Мэннинг привлек в себе внимание примерно в то же время, что сошел со сцены Алан Смити, – в первый год текущего тысячелетия. Бойкое перо кинокритика, с неизменным постоянством осыпавшего похвалами фильмы Columbia Pictures (даже те, которые никто не отважился бы назвать хорошими), легко могло бы остаться незамеченным. Но студия сама сделала все возможное для раскрутки Мэннинга, помещая его откровенно лизоблюдские комплименты на самое видное место в рекламе своих свежих релизов. Это заставило коллег Мэннинга заподозрить, что их собрат по перу продался мейджору с потрохами. Не меньше вопросов вызывал и тот факт, что самих рецензий, из которых брались хлесткие отрывки, нельзя было найти онлайн. А уж поисковые машины-то, казалось бы, должны были бы справиться с этой задачей.

Репортер Джон Хорн из Newsweek заинтересовался загадочным Мэннингом. Как всякий современный человек, Хорн любил кино. И прекрасно знал, что комедию «Животное» практически все американские критики разнесли наголову. Однако Мэннинг придерживался иного мнения: «Команда “Большой папа” произвела еще один хит!» Дальше – больше: эффектный, но не вызывающий особого сердцебиения хоррор «Невидимка» критик охарактеризовал как «чертовски страшную историю». А малоизвестного на тот момент широкому зрителю Хита Леджера ничтоже сумняшеся окрестил «самой красивой новой звездой года» – похоже, лишь потому, что не придумал, как бы еще похвалить «Истории рыцаря».

Эти и другие оценки Хорн счел явной гиперболизацией. Разумеется, традиция печатанья хвалебных отзывов на обложках книг и DVD-дисков имеет в США глубокие корни. Но когда студия Columbia начала помещать панегирики Мэннинга (к тому же набранные крупным шрифтом) НАД названием рекламируемого фильма – это было что-то новое. Хорн задумался: почему студия отдает предпочтение какому-то Мэннингу? Кто он вообще такой, этот подлиза?