Как менялся образ успешного человека в российском кино

К выходу в прокат сиквела картины «Духless» с Данилой Козловским, мы ставим диагноз «русской мечте» и объясняем, как образ начальницы комбината конца 1970-х сменился на менеджера-кокаинщика 2000-х.

«Москва слезам не верит» (1979)

Пассионарии эпохи застояОскароносный двухсерийный фильм Владимира Меньшова, увенчанный всенародной любовью, — не только превосходно скроенный лирический хит, но и любопытное социокультурное высказывание. Причем Меньшов и сценарист Валентин Черных в одной из линий картины виртуозно балансируют на границе чистого мифа о советской success story и отражения реальности позднего СССР с его частичной эмансипацией работающих женщин и культом скромного мещанства. Катерина Тихомирова, кроткая девушка с большим сердцем в первой части, предстает во второй серии в качестве «железной леди», директрисы крупного комбината. Она умеренно элегантна, не шикует, но живет с дочерью в атмосфере пристойного благополучия, до дачи добирается на электричке. Главное — Тихомирова всего добилась сама, поднявшись из общаги для лимитчиц к вершине власти в ее тихой, незазорной разновидности. Мужчины всю дорогу ей скорее мешали. Этот наивный феминистский месседж окажется обезврежен и сведен на нет внезапно вспыхнувшей любовью к Гоше, брутальному положительному слесарю с патриархальными установками: провозгласив, что «в сорок жизнь только начинается», героиня Веры Алентовой самозабвенно растворяется в подчинении «сильному мужчине». А если фантазировать о возможном будущем Катерины через 10-15 лет, легко ее представить депутаткой горбачевского Верховного Совета, участницей команды «либеральных реформаторов» или, скорее всего, полномочным послом на Мальте.

Комментарии
Комментарии