Люпита Нионго: «Старайся быть красивой изнутри. У этой красоты нет оттенков»

Обладательница Оскара за роль Пэтси в «12 годах рабства» и посланница красоты Lancome актриса Люпита Нионго в детстве ненавидела свою темную кожу. Спустя годы она вспоминает, что помогло ей поверить в себя и принять свою внешность.

«Я хочу поговорить о красоте. Черной красоте, темной красоте. Недавно я получила письмо от девочки-подростка. «Дорогая Люпита, – говорится в нем, – Я считаю, что ты и правда родилась под счастливой звездой – с такой темной кожей ты стала успешной в Голливуде за одну ночь. Я уже почти решилась купить светлый тон, чтобы хоть немного осветлить мою кожу, но тут ты появилась на карте мира и спасла меня».

Мое сердце сжималось, когда я читала эти слова. Я помню время, когда тоже чувствовала себя некрасивой. Я включала телевизор и видела там только бледную кожу. Сверстники дразнили меня – кто мягко, кто жестоко – за мою кожу цвета ночи. Единственной моей молитвой Богу, исполнителю чудес, была мольба, чтобы я проснулась хоть немного более светлокожей. Проснувшись, я отказывалась смотреть на свою кожу, – мне хотелось сначала подбежать к зеркалу, чтобы увидеть в нем свое прекрасное посветлевшее лицо. И каждый день меня ждало разочарование – потому что я оставалась такой же темной, как накануне. Я пыталась заключить с Богом сделку: говорила Ему, что перестану воровать кубики сахара из буфета по ночам, если он даст мне то, что я хотела; я буду слушаться маму и никогда больше не потеряю свой школьный свитер, если только он сможет сделать меня чуточку светлей. Но, как я понимаю, Бога не впечатлили мои взятки, потому что он так и не услышал меня.

Когда я стала подростком, моя ненависть к себе только усилилась – вы можете представить, как это бывает в переходном возрасте. Мама не уставала повторять, что считает меня красавицей, но это не приносило утешения: она, моя мать, думала я, само собой, считает меня красивой. А потом на международной сцене появилась модель Алек Век.