Сергей Минаев о «Духless-2»: «Данила Козловский – стопроцентное попадание в образ»

- Над этим сценарием работала группа товарищей. Вы и еще несколько человек (Михаил Идов, Андрей Рывкин и Фуад Ибрагимбеков). Как вам, писателю, такое объемное соавторство?

  • Я писал свою часть: некоторые диалоги и 12 сцен. Продюсеры могли сказать: вот этот диалог скучный, давай перепишем – и переписывал…

- И что ваше авторское эго говорило?

  • Где-то соглашался, где-то спорил. Но я с соавторами не общался. У нас было постоянное обсуждение: продюсеры Федя Бондарчук, Петя Ануров, режиссер Рома Прыгунов – вот, собственно, мои собеседники.

- Первая книга – это роман. Нынешняя история станет романом?

  • Эта история книгой не станет. Мне понравилась идея второго фильма, но романа-продолжения – нет. Это была бы некоторая спекуляция.

- Первый «Духлесс» имел подзаголовок «Повесть о ненастоящем человеке». Герой стал настоящим теперь-то?

  • Да, герой – стал совершенно другим человеком. Во второй картине он прошел очень серьезные испытания. Он пытался убежать от себя. Но обстоятельства его вытянули в Москву, где ему все время приходится делать нелегкий выбор между предательством и тем, чтобы остаться собой. То есть, это серьезная драматическая история, серьезней, чем первая часть.

- А офисный планктон больше не герои нашего времени?

  • Они и тогда были не герои. А сегодня это люди, которые в кризис побежали покупать по две «плазмы» чтобы после Нового года лишнюю продать за полцены. Это ведь просто идиотство, которое я не знаю, как комментировать. Представляете, все рушится, падает экономика, рубль, а они бегут за телевизорами. Что можно сказать о людях, которые так решили вложить деньги?.. Ну ты видишь, что началась валютная чехарда, купи валюту, положи в матрас и спи на нем. Валюту можно поменять и купить крупы, банку тушенки. «Плазму» ты же не будешь есть, отламывая по кусочку.
Комментарии
Комментарии