«Снайпер» Клинта Иствуда: прощенный

В российский прокат выходит новый фильм Иствуда о войне в Ираке, вызвавший в США неистовые дискуссии и обвинения режиссера в милитаризме и расизме. Станислав Зельвенский считает, что Иствуда совсем не поняли.

Когда Крис Кайл (Брэдли Купер) был маленьким, папаша, красноречиво сняв ремень, объяснил ему с братом, что люди делятся на три категории: овцы, овчарки и волки. «Овец мы тут не растим. А если вы станете волками, я надеру вам задницы». Так Крис Кайл решил стать овчаркой.

Когда по телевидению показали взорванные американские посольства в Танзании и Кении, работавший ковбоем Кайл записался во флот и превратился в снайпера «морских котиков». После 11 сентября, едва успев сыграть свадьбу с хорошей женщиной (Сиенна Миллер), отправился в Ирак. Где, прикрывая действия пехоты, постепенно застрелил то ли 150, то ли 250 человек — установив таким образом профессиональный рекорд.

Из России это было не очень заметно, но в Америке «Снайпер» наравне с «Интервью» оказался самым обсуждаемым вне рубрик «искусство» фильмом года. Во-первых, он собрал невероятные, рекордные как для своего автора, так и для своего жанра деньги — на данный момент полмиллиарда долларов; считается, что в кино ломанулись, оторвавшись от охоты, молитвы и инбридинга, так называемые красные штаты, консервативная глубинка. Во-вторых, 84-летний Клинт Иствуд в очередной раз был заклеймен отдельными публицистами и коллегами как фашист и «ястреб» — история, начавшаяся еще во времена «Грязного Гарри» и получившая новое развитие на последних президентских выборах: тогда Иствуд, выступая на конвенции республиканцев, побеседовал со стулом, символизировавшим Барака Обаму.

Комментарии
Комментарии