Алена Хмельницкая о детях, браке и разводе с Тиграном Кеосаяном

«Мы с Тиграном не перестали общаться…» — утверждает Алена Хмельницкая.

После расставания наши отношения с Тиграном в чем-то стали даже лучше. Слава богу, оба понимаем: как бы ни складывалась жизнь, мы навсегда связаны нашими детьми и останемся близкими, родными людьми...

Нашей старшей, Александре, уже двадцать. Младшей, Ксении, четыре с половиной. Она девочка с характером. Энергии — море, Ксюня не переставая бегает, прыгает. Сначала скакала по диванам и стульям, потом я купила батут. Теперь она на нем «разряжается». При этом может быть очень усидчивой, часами что-то рисовать или раскрашивать, если ей интересно. А потом опять сорваться с места. Когда выходим на прогулку или в театр, она все время пытается убежать. И никогда не оборачивается, не ждет, как Саша. Со старшей дочкой я была спокойна, знала: если потеряется, сама найдет меня в толпе. А Ксюша летит словно стрела, не оглядываясь.

С ней не соскучишься. У меня теперь молниеносная реакция. Я научилась, будто фокусник, выхватывать из рук дочки мобильные телефоны, ножи и другие предметы, которые маленьким детям брать не разрешается. Ксюшу ужасно прикалывают конфликтные ситуации, ей нравится что-нибудь стащить или отнять, чтобы я за ней бегала, ругалась. И в сказках больше всего интересуют конфликты. Недавно рассказывала ей в лицах «Золушку», и она попросила: «Мам, а покажи еще, как мачеха ругается. Что она Золушке сказала?» Я думаю, озорство для нее не просто развлечение, а один из способов познания мира.

Ксюня очень упрямая, и ей сложно переступить через свой характер. Решила не здороваться — и не будет ни за какие коврижки. Я прошу:

— Скажи «Доброе утро».

— Нет.

— Почему? Разве трудно?

— Нет.

— Ну всего разок!

— Нет! Нет!

На глазах выступают слезы гнева. Я ее наказываю, но Ксюша стоит на своем.

Ей все приходится повторять по десять раз. Кричишь «Ксюша! Ксюша!», а она не обращает внимания или ушла в себя, слишком сильно увлечена игрой.

Комментарии
Комментарии