Рецензия: «Ч/Б» с Алексеем Чадовым

*Название «Ч/Б» является сокращением от словосочетания «черно-белое», но эта эксцентрическая комедия-сказка снята в цвете и всеми силами старается доказать, что на противопоставлении черного и белого жизнь строить нельзя. В этом фильме плохое оборачивается хорошим, конфронтация перетекает в дружбу, на смену угрозе приходит гостеприимство, а лучшие пять дней жизни наступают уже после смерти.*

Судьба сводит двух плохих парней в одном месте. Молодой московский гопник Ярик (Алексей Чадов), образцовый ксенофоб и член какой-то националистической группировки, хочет ограбить бандита, из-за которого его девушка лишилась квартиры. А жулик-неудачник из Дагестана Нурик (Мераб Нинидзе), выйдя из заключения, мечтает отомстить тому, кто его ограбил и посадил за решетку.Враг у этих героев один — кавказский криминальный авторитет Алхан (Сергей Маковецкий), повернутый на цитатах из классиков и исторических раритетах. В заварушке Ярик случайно убивает Нурика, всадив ему нож в солнечное сплетение. И оба внезапно оказываются... на каком-то суденышке посреди реки.Дело в том, что в небесной канцелярии решили умершего Нурика сразу же отправить обратно, чтобы он пять дней послужил ангелом-хранителем для своего же убийцы, а на шестой съездил в Амстердам на футбольный матч, о котором давно мечтал. Конечно же, все пойдет не по плану, а устройство, с помощью которого парочка будет передвигаться в пространстве, даст сбой, поскольку это — советская электронная игра «Ну, погоди!» с западающей кнопкой.Режиссер-дебютант Евгений Шелякин и его продюсеры — бывшие кавээнщики. И в «Ч/Б» есть явный отзвук кавээновских «приветствий» и «домашних заданий», иллюстрирующих какую-то заданную тему. В данном случае речь идет о стереотипах в межнациональных отношениях. Чадов изображает этакого скинхеда в лайт-версии — сценаристы учли, что мат на экране недопустим. Нинидзе вообще играет ангела, сохранившего в своем сердце только одну обиду — на такого же уроженца Кавказа, как и он сам. А главный злодей в исполнении нежноголосого Маковецкого лишен каких бы то ни было национальных черт. Разве что хочет походить на киношных крестных отцов — и предпочтение явно отдает Аль Пачино.