Данила Козловский

Данила Козловский

Один из самых популярных актеров своего поколения рассказывает о новых проектах и о том, что он понимает под словом «свобода».

Репутация Данилы Козловского — гроза журналистов, один из самых неудобных героев для фотосессий и интервью. Звезда «Гарпастума», «Распутина», «Духless’а», «Легенды № 17», «Академии вампиров», «Дубровского», а теперь и рекламы Chanel Coco Mademoiselle, в отличие от многих персонажей оте­чественного киноэкрана, не старается быть милым, не генерирует ежесекундно шутки и не сыплет забавными историями из собственной жизни по поводу и без. Он вообще не про пиар. Козловский, который родился в Москве, хотя у публики ассоциируется исключительно с Санкт-Петербургом, и сам как город на Неве: печальный, честный и невыразимо прекрасный.

- Как получилась эта история с Chanel?

  • Я находился на съемках в Лондоне, и буквально в последние съемочные дни мои замечательные агенты прислали электронное письмо следующего содержания: «Тебе срочно нужно встретиться с Джо Райтом». Джо Райт, объясню, — один из моих самых любимых режиссеров, с которым я, разумеется, мечтал поработать. Прочитав письмо, я подумал: «Ох, как же повезло человеку с именем и фамилией». Я решил, что он полный тезка режиссера, и на голубом глазу спросил: «ОК, а что сделал этот ваш Джо Райт?» На что мне ответили: «Ну как, «Гордость и предубеждение» с Кирой Найтли, «Искупление»... «Анна Каренина» недавно вышла, может, ты видел?» — «Спасибо, спасибо, дальше продолжать не надо!» Мы с ним встретились, поговорили, он рассказал, в чем история, и напоследок произнес ничего не значащее: «See you». А через несколько дней, когда я уже сидел в аэропорту и ждал рейса в Австралию, раздался звонок. Звонили агенты: «You have the job!» Помню, я закричал от радости, а американец, сидевший рядом, удивленно спросил: «У ­тебя что, сын родился?»/