Правила жизни Кристиана Бейла

Кристиан БейлАктер, 41 год, Санта-Моника

*

Нет никакой судьбы. Есть то, что ты делаешь, и то, за что ты боишься браться

*

В СПИСКЕ ВЕЛИКИХ АКТЕРОВ я бы предпочел быть третьим с конца.

ДРУЗЬЯ ЦЕННЫ ТЕМ, что постоянно напоминают мне о том, что я бросил школу в 16 лет и что у меня нет никакой сраной квалификации.

Я ЛЮБЛЮ ЖЕСТКУЮ КРИТИКУ. Меня заводит, когда люди, посмотрев мой фильм, говорят: «Черт, ты сыграл чуть лучше, чем сыграла бы дохлая пикша». Или: «Ты самый дерьмовый актер, когда-либо попадавший на пленку».

Я НЕ УЧИЛСЯ АКТЕРСКОМУ МАСТЕРСТВУ, если не считать пары занятий в YMCA (молодежная волонтерская христианская организация. — Esquire), когда мне было десять или одиннадцать. Я изображал жареное яйцо.

МОЯ МАТЬ БЫЛА ТАНЦОВЩИЦЕЙ, а отец пилотом. Но чтобы сказать, повлияло ли это на мою карьеру, мне надо сходить к психотерапевту.

ДЕТСТВО ЗАКАНЧИВАЕТСЯ ТОГДА, когда начинается ответственность. В тринадцать лет я сыграл в «Империи солнца» (фильм Стивена Спилберга 1987 года. — Esquire), и мое детство на этом закончилось, потому что отец из-за болезни потерял работу, и кормильцем семьи вдруг стал я.

РЯДОМ С ДОМОМ, где я жил в детстве, был большой лес. Он начинался прямо от забора. Мне было тогда лет восемь, и больше всего я любил гулять в одиночку по этому лесу после наступления темноты. В одиннадцать вечера, в полночь или даже позже я забирался в самую чащу. Было страшно, но я не разрешал себе оглядываться — и неважно, что за звуки доносились из-за спины. В этом и была вся суть: это нечто, этот страх и этот колодец тьмы, в который ты погружаешься глубже и глубже. Так я впервые что-то узнал о себе.

НЕТ НИКАКОЙ СУДЬБЫ. Есть то, что ты делаешь, и то, за что ты боишься браться.

Я ВСЕГДА И ВО ВСЕМ ИЩУ ТЕМНЫЕ МЕСТА — как гриб, который растет в тени и пухнет от сочного жирного дерьма. Но, мне кажется, нет ничего плохого в том, чтобы быть грибом.