Режиссер фильма «Дурак» Юрий Быков: С призом поговорить нельзя. Со зрителем – можно

Российская драма режиссера Юрия Быкова «Дурак» получила спецприз старейшего кинофестиваля Сербии FEST. В интервью «ВМ» Быков рассказал о том, как относится к наградам и какие проблемы стоят перед молодыми режиссерами сегодня.

*- Фильм «Дурак» получил очередную награду на престижном кинофестивале, да и вообще наши молодые режиссеры все чаще мелькают в конкурсах международных фестивалей. Насколько можно говорить о том, что российское молодое кино активно развивается?*- Как говорил Пушкин: «Хвалы и клевету приемли равнодушно…». Надо разделять кино зрительское и авторское, поскольку их аудитория и задачи не пересекаются. Ведь фестивальное кино ориентировано на профессионального зрителя и влияния на весь кинопроцесс не оказывает. А есть мейнстримовое кино, которое ориентировано на массовую целевую аудиторию и должно собирать кассу.Фестивальное кино развивается довольно удачно: Алексей-Герман младший ездит на фестивали, Иван Твердовский, Андрей Звягинцев и так далее. Но вопрос в том, что понимать под словом «кино»: индустрию, которая подразумевает заполнение российским продуктом широких экранов? Если индустрию, то на нее авторское кино влияния почти не имеет, поскольку эти фильмы редко выходит в прокат и не приносят сборов. А если говорить о кино, как об особом языке искусства, экспериментальном, то да, развивается. Хотя зрителю такое кино не особо интересно.*- Но ведь как раз картина Звягинцева «Левиафан» вызвала бурную дискуссию, затронувшую все общество, ее посмотрело очень большое количество зрителей.*- Звягинцев – это отдельная история. Нашему зрителю всегда нужен герой нашего времени. Обычно это поэт, который в России больше, чем поэт. Звягинцев – та фигура, на которой сегодня сконцентрировано внимание всех людей, которые пытаются о чем-то задуматься и найти ответы на разные вопросы. Он стал неким памятником нашей кинематографической эпохи, а все остальные теперь будут только фоном. Поэтому я ушел в зрительское кино. Мы же все тщеславные люди и хотим быть первыми, но первый может быть только один: как Гагарин в космосе. А нам остается говорить с обычным человеком.