Война и женщины

Осенью 2013 года я узнала о съемках фильма, посвященного Первой мировой войне.

Более ста бритых наголо женщин в шинелях и с винтовками в полях под Псковом. Женщин, совершенно разных по возрасту, взглядам, темпераменту и социальному положению. Я поняла, что могу стать одной из этих отчаянных и хочу снять о них проект. Военный образ лаконичен: когда обмундирование у всех одинаковое, обращаешь внимание только на лицо, на глаза. Форма делает всех похожими, оставляя видимым главное — самого человека.

Девушек побрили, им сделали грязный грим, их одели в суровую форму, а они все равно казались красивыми. Одни оставались милыми девочками, другие становились похожими на мальчиков, от чего порой бывало не по себе. И дело вовсе не в стрижке: женственность, как и неженственность, идет изнутри и мало зависит от длины волос.

Никто не попал в проект случайно, а из тех, кто попал, не все выдерживали. Это были не просто съемки фильма — не война, конечно, но какое-то серьезное испытание. Холод, грязь, форма, дисциплина, еда по расписанию, подъем в пять утра, отстранение от обычной среды и полное ощущение того, что существует некая связь этих женщин и тех, реальных, — похожие судьбы, цикличность истории.

«В массовых сценах фильма было задействовано более пятисот человек, из них почти двести — это девушки, чьи героини входят в батальон. Несмотря на то что съемки растянулись на долгие месяцы и порой превращались в настоящий кошмар, многие участницы массовки прошли путь от самого первого дня съемок до заключительных этапов. Все они стоически переносили тяжелые условия съемок в военном фильме. Актрисы тонули в грязи и в противогазах, носились со штыками, несколько раз у нас буквально разрывало декорации от дождей, и приходилось прибегать к помощи МЧС. Мы очень боялись за наших девочек, и каждый день молились: только бы никто не пострадал», — рассказал продюсер фильма Игорь Угольников.