Анатолий Белый: «Я прикоснулся к тайне великой любви»

*Этот актер умеет думать и чувствовать. Он убедителен в образах современников и героев из прошлого. Мхатовская сцена приняла его давно, а вот роман с кино возник позже, но сейчас в самом расцвете. В сериале «Орлова и Александров» на Первом канале Анатолий Белый сыграл знаменитого режиссера. *

*Одержимый художник *– Толя, тебе знакомо волнение перед премьерой в театре. А что ты испытываешь, ожидая выхода сериала? – Волнуюсь ужасно, потому что не смогу увидеть живую реакцию зрителей. И волнение это неприятное, поскольку зритель зачастую относится к нашему кино негативно. Для меня съемки в «Орловой и Александрове» – целый отрезок жизни. Снимали мы долго и тяжело, несмотря на прекрасную атмосферу на площадке. Признаюсь, до начала съемок я очень мало знал о личности и судьбе создателя первых советских комедий и вместе с режиссером разбирался с помощью книг и архивов. Вообще, об Александрове известно очень немного. Мы даже точно не знаем, каким он был на площадке, сохранился лишь один видео­фрагмент репетиции. Но я понял, что в своем деле он был Моцарт: легкий, азартный, веселый, но иногда мог быть и жестким. Я играл эмоционально открытого человека, порой истеричного, с перепадами настроения. Но главное – художника, одержимого своим делом. – С режиссером сериала Виталием Москаленко ты был раньше знаком? – Давным-давно он видел меня в театре и запомнил. У нас была забавная история проб в «Китайском сервизе». В роли одного из массовиков-затейников я протанцевал часов восемь и мокрый выполз из репетиционной комнаты на «Мосфильме». Он сказал мне: «Отлично, Толя! Класс!», а в итоге снял Мишу Богдасарова (хохочет).– Знаю, что тебе очень нравится эпоха 30–40-х… – Да, я обожаю элегантную мужскую моду тех лет. Я чувствовал себя очень комфортно в костюмах, созданных нашим замечательным художником Региной Хомской. В свое время Александров привез из Америки целый чемодан вещей. У лучшей кремлевской портнихи Ламановой одевалась и Орлова. Они действительно были исключительной парой. И в этом тоже трагедия, потому что их наряжали как кукол и говорили: «Вы наши представители на Западе. Делайте счастливые лица и рассказывайте, что эта страна самая лучшая». Оба были выездными до конца своих дней…

Комментарии
Комментарии