Алкогений №30: Василий Шукшин

Выдающийся русский писатель, режиссер и киноактер Василий Макарович Шукшин (1929-1974) писал рассказы и снимал кино про русскую деревню. Его жизнь была метанием между корнями, уходящими в беспробудное деревенское пьянство, и реальностью жизни столичного богемного персонажа.

Даже в алкогольных предпочтениях его героев есть это размежевание. Положительные герои его прозы всегда пьют медовуху, самогон и водку, а герои-снобы, «жентльмены» — шампанское, коньяк и виски.Водка по Шукшину — праздник и радость жизни, коньяк же (его пьют черти из повести «До третьих петухов») подчиняет человека темным силам. Будущий создатель «Калины красной» родился в селе Сростки Алтайского края. Служа на флоте, Шукшин прочел «Мартина Идена» и, вдохновившись его странствиями, рванул в Москву. Решив поступать во ВГИК, Шукшин появился перед приемной комиссией в тельняшке, бушлате, кирзовых сапогах, амбарная тетрадь с рассказами в рюкзаке.Несмотря на то, что еще во ВГИКе Шукшин начал активно сниматься в кино, столичная жизнь давалась ему трудно: «Сплю с зажатыми кулаками, могу треснуть от напряжения...» Напряжение снималось традиционно — водкой. Шукшин собрал вокруг себя большую дринк-бригаду. Режиссер Александр Митта: «Ставили бутылку водки, большую миску картошки. Появлялись Шукшин, Гена Шпаликов, Высоцкий». Большинство из компании впоследствии умерли, не дожив до 50-ти.

На личном фронте у Шукшина было тоже неспокойно. У него было три жены, причем со второй и третьей он имел привычку жить попреременно — так продолжалось несколько лет. Пьянство спасало и тут: натыкаясь на мужа, лежащего около дома, Лидия Федосеева тащила его на себе в квартиру. Во хмелю бывший моряк был буен и ревнив, бил жену и даже кидал в нее топором, но, к счастью, промахивался.

Комментарии
Комментарии