Автор ЖЗЛ о Любови Орловой разнёс в пух и прах сериал о ней

*Писатель Александр Хорт по просьбе «Собеседника» дал свою рецензию на сериал «Первого канала» «Орлова и Александров». *

Автор, тщательно исследовавший жизнь и творчество звезды советского кино в книге из цикла «ЖЗЛ», остался недоволен киноверсией биографии Любови Орловой:

— Ещё не начался показ, а сердце-вещун уже предчувствовало недоброе. Из рекламной трескотни, скудного интернетовского пайка и аннотаций телепрограмм доносилась поступь приближающегося лакокрасочного зрелища с большим количеством событий, которых даже теоретически не могло существовать в природе. Не могло, однако благодаря авторам, манипулирующим датами с ловкостью напёрсточников, они показаны и очень даже подробно. Иные же, если и были, происходили на десятки лет раньше или позже. Впечатление, что сценаристы двойного квазибайопика даже бравируют своей неряшливостью. Однако после некоторых эпизодов впечатление это рассеивается: нет, не бравируют, просто они плохо знакомы с фактами, про которые стремятся поведать зрителям.

На какие-то детали можно закрыть глаза. Ну не висели в середине 1920-х в городе лозунги про пятилетки! Тогда такой хозяйственной категории и в помине не было. Не держали Орловы корову в Москве — сёстры Нонна и Люба возили молоко на поезде из Воскресенского уезда, где семья тогда жила. Не мог в то же время Б. З. Шумяцкий влиять на кинопроцесс, поскольку тогда он был советским послом в Иране, потом перешёл на хозяйственную работу, а председателем «Союзкино» его назначат лишь в 1930-м. Ставши же начальником, не мог он мурлыкать себе под нос «Марш энтузиастов», который будет написан шесть лет спустя...

Все нелепости сериала можно перечислять до морковкина заговенья. Авторы сценария, словно старые бабки, собрали все сплетни и перенесли их на экран. Встречаются такие ошибки, которые всё ставят с ног на голову.

С первым мужем Орловой, бедолагой Берзиным, постоянно происходят какие-то чудеса. Сценаристы сериала плохо представляют его биографию и вкладывают в уста персонажа слова, от которых попахивает хлестаковщиной.