«Битва за Севастополь» рассказала историю любви девушки и винтовки

Больше всего «Битве за Севастополь» вредит уверенность режиссера, что красота спасет не только мир, но и войну. Режиссер Сергей Мокрицкий (по первой профессии оператор) снял очень красивое, визуально изобретательное кино. На зависть Федору Бондарчуку, у которого в «Сталинграде» тоже была картинка – залюбуешься, но «Битва за Севастополь» при том же градусе эстетизма выглядит не так бездушно и технологично.

Тут то и дело меняется цветовая гамма – от солнечной довоенной через почти монохромную серо-коричневую в окопных эпизодах до приглушенного разноцветья сцен в Америке, куда героиня-снайперша едет в составе советской делегации в 1942 г. с миссией уговорить США открыть второй фронт. Тут летают самолеты и плывут корабли, и все вокруг стреляет и взрывается, как в лучших голливудских образцах батального жанра.Тут даже дома не снимают с кителя ордена. Тут есть крупные планы слез и божьих коровок.И целый вставной видеоклип на перепетую Полиной Гагариной песню Цоя. В нем Юлия Пересильд и Евгений Цыганов слаженным дуэтом уничтожают фашистов из снайперских винтовок, красиво маскируясь под травинку и лесок, в поле каждый колосок. А Юлия Пересильд чем чумазее, тем красивее.Она играет легендарную снайпершу Людмилу Павличенко, убившую за первый год войны 309 немецких солдат и офицеров (в том числе 36 снайперов) и вдохновлявшую защитников Севастополя. Оборона которого занимает в сюжете совсем немного места. Куда меньше, чем любовь. Экранную Людмилу любили трое. Двоим (Олег Васильков и Евгений Цыганов) она ответила взаимностью, потому что они тоже умели метко стрелять. Третий (Никита Тарасов) стрелять не умел совсем. Он был талантливым хирургом. Большим, пухлолицым, в круглых очках. Его сватали Людмиле еще до войны. Он водил ее в оперу. Его семья была воплощением самых несмешных анекдотов о евреях-одесситах. Таки Людмила кушала у них рыбу-фиш, которую чудесно готовит наша Софочка.

Комментарии
Комментарии