Любовь Орлова: «Я была любимицей Сталина, но не любовницей!»

В редакцию «7 Дней» обратилась сестра киноведа Глеба Скороходова: «После Глеба осталось несколько папок с уникальными документами, фотографиями и письмами Любови Орловой».

До недавнего времени многие думали, что личный архив Любови Орловой утрачен (высказывалось даже предположение, что их с Григорием Александровым наследники отправили бумаги на помойку). И вот бесценный архив нашелся!

В редакцию «7 Дней» обратилась родная сестра киноведа Глеба Скороходова Инга Сидорова: «После Глеба осталось несколько папок с уникальными документами, фотографиями и письмами Любови Петровны Орловой, с которой брат дружил в последние 10 лет ее жизни. Когда сначала не стало Любови Петровны, а потом и ее мужа Григория Васильевича Александрова, его внук принес Глебу эти папки — с тем чтобы мой брат написал об Орловой книгу. Но он успел только кое-что набросать, и его рукопись тоже хранится у меня. В ней — воспоминания самого Глеба об Орловой и цитаты из ее писем. К сожалению, брат уже не допишет свою книгу. Но, может быть, наброски к ней, а также архив Орловой будут вам интересны?»

Заверив Ингу Анатольевну, что да, это очень интересно, мы попросили разрешения опубликовать уникальные материалы...

Орлова бывала на балах в доме Льва Толстого

«У Любови Петровны дома мне порой попадались в руки очень странные фотографии, которые она, кстати, никогда не выставляла на комодах, все было припрятано, — пишет Глеб Скороходов. — На одном групповом снимке какое-то лицо густо замазано чернилами. На другой карточке от ее отца почему-то осталась лишь голова, а грудь — отрезана… В метрике замазано происхождение матери, не разобрать… Все эти документы и фотографии будто бы были на всякий случай подготовлены к тому, что, если кому и попадутся в руки, не расскажут всей правды. А правда в том, что отец ее, аристократ Петр Орлов, служил в военном ведомстве и имел высокие царские награды. А мать, из старинного рода Сухотиных, была в родстве с семьей графа Льва Толстого. О чем я узнал, увидев дома у Любови Петровны книгу Льва Николаевича с его собственным автографом — «Любочке.