«Одной левой» с Дмитрием Нагиевым: подробности со съемок

— Сначала продюсеры (Армен Ананикян и Михаил Галустян. — «Прим. «ТН») мне предложили роль волшебника, который вселяет в руку главного героя женщину, — говорит Нагиев. — Я им ответил, что ради этой роли не стану отказываться от елок в крематории и других интересных предложений, но если мне дадут главную роль, то постараюсь все разгрести. Продюсеры долго и мучительно совещались, а через полторы минуты перезвонили и ответили да.

Так Нагиев получил роль модного скульптора по имени Максим. Он был баловнем судьбы: за ним толпами бегали и заказчики, и красотки, мечтающие заарканить интересного холостяка. Но однажды ему перестала подчиняться правая рука — в нее невероятным образом вселилась душа женщины! И все пошло из рук вон плохо. Отказавшаяся подчиняться десница начала следить за здоровьем Максима. Она мешала ему флиртовать с девушками, по-идиотски водила машину и не могла как следует дать в челюсть противнику. Скульптору пришлось несладко. Игравшему его актеру тоже…

— Я надеялся, что прокатит на кривляшках, но не вышло, — продолжает­ Нагиев. — Отдельная жизнь правой руки меня измотала, это было постоянное нервное напряжение и дикий мышечный зажим! Весь мой мозг, все мое существо подчинялись этой проклятой руке. Как рассказывали очевидцы, даже по ночам, когда я спал, она все равно шевелилась.

Первой из-за руки пострадала нога актера — причем уже на второй день съемок. Во время работы над сценой, в которой Максим убегает от охранника, Нагиев вдруг остановился прямо посередине дубля и лишь выговорил: «Нога!»

— Я спросил Диму, сможет ли он продолжить съемку, — вспоминает режиссер Виталий Рейнгеверц. — И он ответил: «Да. Только дайте передохнуть». И уже через полчаса сделал дубль, который в итоге вошел в фильм. Это очень цинично звучит, но второй дубль получился смешнее — хотя самому Дмитрию было абсолютно невесело.