Амаяк Акопян: «Люблю играть злодеев»

Обаятельный Рахат Лукумыч, лучший друг Хрюши и Степашки и злобный террорист Жила — все это он, известный всей стране фокусник-иллюзионист Амаяк Акопян. Корреспондент «Вечерки» пообщался с Акопяном и обсудил с ним все, кроме фокусов.

- Амаяк, оказывается, в детстве вы мечтали стать художником и даже учились в Суриковском училище?- Детство мое прошло в мастерской замечательного художника Владимира Серова. Его вы все должны знать по картине «Ходоки у Ленина» и целому циклу ленинианы. Я с его дочерью учился в школе с первого класса, дружили, и по сей день соседствуем. Мне Серов сулил большое будущее художника. Я поступил в Суриковскую школу, но, к сожалению, проучился там всего лишь год.- Почему рисовать бросили? Разочаровались?- Ушел из жизни мой первый учитель, научивший меня держать в руках карандаш. Он очень рано умер, и, видимо, это так повлияло на мою душу, что я на многие годы забросил рисование.- А сейчас рисуете?- Да. Но желание рисовать вернулось, лишь когда я поступил в ГИТИС. Сейчас работаю в жанре карикатуры и стилизованного портрета, но только для себя. Во мне всегда боролись две страсти: желание быть художником и стремление играть.- Именно поэтому фокусник Акопян начал сниматься в кино?- Когда-то я сыграл у Юрия Кары в фильме «Воры в законе» наперсточника Кукольника. После этой роли посыпались предложения на роли мерзавцев и негодяев, и я с удовольствием на эти предложения откликался. Сыграть отрицательного персонажа гораздо сложнее, чем положительного. Человек в белом костюме, белой шляпе, честный и порядочный — чего там играть-то? Но чтобы играть обаятельного наглеца, нужно быть очень хорошим актером. Поэтому посыпались роли: «Взбесившийся автобус», «Клещ». А потом все распалось, и рухнула великая советская страна. Теперь мы с вами смотрим убогое телевизионное кино. Поэтому особого желания сниматься сейчас у меня нет.