«Иди за мной»: чему современные сериалы научились у «Твин Пикса»

Продолжая отмечать юбилей лучшего сериала на свете, «Воздух» вспоминает главные приемы, которые «Твин Пикс» оставил в наследство своим последователям на американском телевидении.

*Если вы вдруг не смотрели «Твин Пикс», то сможете встретить в этой статье спойлеры

«Твин Пикс» был единственным в своем роде: с его несбалансированной двухсезонной структурой, с его эксцентричными героями, с его атмосферой, как будто способной помочь зрителю заглянуть за изнанку реальности. Эта история никогда не была по-настоящему закончена, фантазия Линча и Фроста так никогда и не уместилась в телеформат — во многом поэтому интерес к расследованию убийства Лоры Палмер не ослабевает уже четверть века. Поссорившись когда-то с руководством канала ABC из-за того, что его заставили назвать имя убийцы, хотя он этого вообще не собирался делать, Линч в конечном итоге добился своего: сегодня никто не считает это дело закрытым. Все продолжают как одержимые ждать новых подробностей и улик. А когда не находят, переключаются на поиск следов и наследников — теперь принято утверждать, что шоу Линча и Фроста повлияло едва ли не на все значительное, что случилось с тех пор на телевидении. Жвачка, которую вы любите, на самом деле никогда не выходила из моды.

Главным достоинством и предметом копирования «Твин Пикса» остается его атмосфера: гипнотическая смесь мыльной оперы, мистической драмы, героического мифа и весьма своеобразного чувства юмора. Это вещество точному анализу не поддается и не готовится по рецепту, иначе его давно уже у кого-нибудь получилось бы воссоздать. Но есть много других, более осязаемых аспектов, в которых «Твин Пикс» можно назвать точкой отсчета.

Необычный детектив

Аккуратный человек в черном костюме, с холодной головой и горячим сердцем, агент Купер был наделен десятками странностей. Он с небывалым энтузиазмом радовался простым вещам вроде вкусного пирога и хорошего кофе, людей вокруг мог понять даже лучше, чем они сами себя, а улики для расследования находил в снах, граничащих с опасными откровениями.