Александр Паль: «Я не секс-символ, не Джеймс Бонд. Хотя кто знает»

Хотя актер, объявленный после фильма «Горько!» открытием года, продолжает шутить, мы видим в нем нешуточный драматический потенциал, да что там — возможно, нового героя поколения.

Голливуд наступает на нас, а советская школа, которая занималась психологией героя, отошла на задний план. Сейчас никого не интересует характер персонажа, подавай всем как можно больше событий на минуту экранного времени. Читаешь присланный сценарий и понимаешь, что он построен по американским канонам, но построен плохо, потому что русский человек не может пока с этим справиться: ему всегда было очень сложно смеяться над собой. Даже наших актеров старой гвардии трудно себе представить, например, валяющимися по полу. При этом нам и не снилась ирония, которая была у самых крутых из них: Миронова, Евстигнеева, Янковского, Никулина, Леонова, Броневого, Ширвиндта.Я не понимаю, к какой категории отношусь: я не секс символ, не Джеймс Бонд. Хотя кто знает. Меня тянет выдать шутку по любому поводу. Мне повезло в плане дебюта, однако когда я первое время после фильма «Горько!» приходил на пробы, то замечал, как у людей сразу вытягивались лица в улыбке. Ожидания какие-то сверхъестественные: «О, Саша пришел, сейчас он покажет нам талант». А в конце говорят «Спасибо» таким тоном, как будто я не соответствую их стандартам.У всех есть свои зажимы, уйти от себя — не такое простое дело. Бывает, не ожидаешь, как легко это получится. До «Горько!» я ведь не играл гопников, это режиссер Андрей Першин, он же Жора Крыжовников, увидел меня в этой роли. А теперь у всех есть представление, что Паль исключительно комедийный артист. Сценарий «Горько!» был круто написанным текстом, который помогал: ты говоришь реплику, и она стреляет. Почему в Голливуде актеры могут перевоплощаться? Восемьдесят процентов успеха — в качественном сценарии, а дальше они не боятся поиска.

Комментарии
Комментарии