«Номер 44». Империя страха и лжи

<i>Два года назад, когда в Праге начались съемки картины «Номер 44», некоторые западные журналисты писали, что речь пойдет об охоте на маньяка Андрея Чикатило. И никого не смущало, что орудовал он на закате СССР, в то время как действие фильма Даниэля Эспиносы разворачивается в 1950-х. О том, как представляли (и коверкали) советскую действительность в Голливуде на разных этапах, вспомнил THR.</i>

В 2008-м, за год до своего 30-летия, выпускник литературного факультета Кембриджа Том Роб Смит выпустил свой первый роман, озаглавленный «Малыш 44». Книга молодого автора, ранее известного лишь в узких кругах сценаристов британского телевидения, мгновенно стала бестселлером. «Малыша» перевели на 36 языков, номинировали на 17 престижных международных премий, а права на экранизацию романа купил сам Ридли Скотт. В титрах картины, которая выходит в российский прокат как «Номер 44», Скотт значится как продюсер. Режиссером стал Даниэль Эспиноса, снявший ранее «Код доступа «Кейптаун» — остросюжетный боевик с погонями, взрывами и драками.

Для работы над «Номером 44» Эспиносе пришлось перенестись из Кейптауна в СССР, из наших дней — в 1952-й, незадолго до смерти Иосифа Сталина. Главный герой — один из лучших сотрудников Министерства государственной безопасности Лев Демидов (Том Харди) — работает над делом о разоблачении очередного шпиона. В привычную рутину слежки и задержания политически неблагонадежных персон врывается тревожное сообщение о смерти ребенка. Демидов начинает расследование, в ходе которого выясняется, что 44 малыша лишились жизни за последнее время, причем обстоятельства их гибели выглядят очень странно. Офицер МГБ предполагает, что на территории СССР действует серийный убийца. Вот только в Советском государстве нет и не может быть маньяков, а тот, кто утверждает обратное, может сам попасть под подозрение…

Комментарии
Комментарии