Воспоминания друзей Леонова: «Женя боялся только одного: потерять жену»

«Мы познакомились в 1957 году на «Лен­фильме», — рассказывает народный артист России Рудольф Фурманов, который в конце 50-х годов создал концертную программу «Артисты театра на эстраде». — Я снимался в небольшом эпизоде. После съемок встретил своего друга Вадима Медведева. Тот предложил: «Давай ко мне. Жена с детьми на море уехала. Посидим, винца попьем!» Так как «Ленфильм» в те времена просто бурлил — там снималось от 15 до 20 фильмов одновременно, наша компания разрасталась на ходу. К нам присоединились Олег Стриженов, Светлана Немоляева, Ариадна Шенгелая.

Потом Светлана столкнулась со своим московским знакомым, который снялся в нескольких эпизодических ролях у ее отца Владимира Немоляева. Тот представился: «Евгений Леонов». Его тоже взяли с собой. К Медведеву мы ехали на общественном транспорте, и всех артистов народ узнавал, а Леонова — никто. Через четыре года, когда он снимется в «Полосатом рейсе», его не просто в лицо будут узнавать. Вернее, не только в лицо. Как шутил сам Леонов: «Я первым из советских актеров показал свой мощный зад нашему народу…»А тот вечер был прекрасный: мы шутили, рассказывали анекдоты, было и спиртное, и кое-какая закуска… А потом резко все засобирались — кто домой, кто в гостиницу, чтобы успеть до разведения мостов. Девушек посадили на такси. Евгений Павлович, с которым мы успели подружиться (он никогда не был для меня Женей, хотя и просил не раз перейти на «ты», но я так и не смог), пошел пешком к гостинице «Октябрьская», где жил в крошечном номере без удобств. И мне захотелось его проводить.Настроение наше было приподнятым: тепло, белая ночь, немного алкоголя — все способствовало душевному разговору. И мы разговаривали обо всем на свете. Он рассказывал, что служит в Москве, в Театре Станиславского и уже сыграл в «Днях Турбиных» роль Лариосика, которой гордится. О том, что никто в семье не имеет отношения к артистической среде. Что живет с мамой, папой и братом в маленькой квартирке и у них часто бывают гости — ночуют на раскладушке. Меня он тоже к себе приглашал.

Комментарии
Комментарии