Ксения Качалина о дочери от Михаила Ефремова: «У меня забрали ребенка»

Ефремов живописал, что Анна-Мария нужна ему для совместной фотосессии. И я абсолютно спокойно отдала ребенка. Мы одели и причесали ее, красиво уложили светлые волосы. Но домой она не вернулась, Михаил не собирался возвращать дочь.

Уже не первый год мы с Машей приезжали на Гоа. Я сдавала московскую квартиру и на вырученные от аренды деньги отправлялась с дочерью к теплу, солнцу и океану пережидать холодную и мрачную московскую зиму. Ко времени последней нашей поездки Маше уже исполнилось восемь. Останься она в Москве, пошла бы во второй класс. На этом настаивал и Машин отец Михаил Ефремов. Но мне казалось, что несколько месяцев в экологически чистом и сказочно прекрасном месте принесут ребенку больше пользы. К тому же я не собиралась растить из нее в Индии Маугли. Каждое утро за Машей заезжал автобус, чтобы отвезти на занятия в английскую школу.

Мы без приключений прожили до конца февраля и не думали возвращаться в Москву до наступления тепла, но непредвиденные обстоятельства нарушили планы. Нам пришлось не просто уехать, а в страхе бежать из Индии. Вряд ли смогла бы тогда связно объяснить, что же меня так испугало. Разбираться в нюансах не было времени. Происходившее казалось абсурдным, не укладывалось в голове, я механически фиксировала события, не подвергая их анализу. Действовала интуитивно, подобно зверю, который спасает себя и своего детеныша. И лишь гораздо позже картинка сложилась, как кубик Рубика, я оглянулась и ужаснулась: как мы сумели это пережить? Вспоминая события, заставившие меня лететь в Москву, думаю, что нам с дочерью еще повезло вернуться живыми...

Общество на Гоа очень разношерстное. Кто-то хвастается золотыми унитазами и дорогой мебелью, отдыхает на роскошных виллах, а другие вырываются на пару недель и готовы ночевать на пляже. Мы с Машей снимали скромный дом и не особо стремились влиться в русскую колонию, существовали обособленно: нашими соседями были в основном индийцы. Может, в этом и состояла главная ошибка? Возможно, нам стоило держаться поближе к соотечественникам или другим европейцам?

Комментарии
Комментарии