Виктория Исакова: «Тебя формируют те, кто тебя игнорирует»

Пришло время стряхнуть пыль с телевизоров: бесстрашный и жутко нервный спецагент Кэрри из сериала Homeland заговорила по-русски. В нашей «Родине» террористов разоблачала Виктория Исакова.

Пока 80% «патриотично» настроенных на федеральные каналы граждан РФ пытаются понять, за что конкретно им ненавидеть США, российский кинематограф берет у Америки все самое лучшее. Вот, например, взяли и сняли вполне себе патриотичную адаптацию суперуспешной телесаги Homeland. Неутомимого агента ЦРУ Кэрри Мэтисон с биполярным расстройством и синдромом «ей больше всех надо» (которую блестяще сыграла Клэр Дэйнс) в переводе на нашу «Родину» Павла Лунгина воплощает актриса Виктория Исакова. Ее эксперт-аналитик контртеррористического центра Аня Зимина подозревает в госизмене освобожденного из плена майора Алексея Брагина (Владимир Машков) — и, само собой, влюбляется в злодея до беспамятства.

Еще два года назад, появившись в «Оттепели» Тодоровского, актриса завоевала любовь даже тех зрителей-снобов, которые «зомбоящик» давно снесли на помойку. Так что сомнений быть не может: Исакова — новое лицо отечественного телепродакшена, за который не стыдно.

По просьбе Interview публицист, писатель и общественный деятель Ирина Хакамада расспросила Викторию о будущем российского кино, да и вообще — Родины.

ХАКАМАДА: Виктория, вы же массовая звезда после «Оттепели». Вас только ленивый не видел.

ИСАКОВА: Ну, «звезда» — понятие растяжимое...

ХАКАМАДА: Вам, ясное дело, положено скромничать, а мы со зрителями в восторге. Но вот представьте, кончилась ваша карьера актерская. И что дальше? Есть запасной вариант?

ИСАКОВА: Не знаю, я ж ничего больше делать и не умею.

ХАКАМАДА: Ой, вы прямо как Марлон Брандо! Он всю жизнь мучился — кем быть, как, зачем...

ИСАКОВА: Серьезно? Хорошая у меня компания. (Смеется.)

ХАКАМАДА: Он мой любимый актер. Брандо говорил: «Ненавижу эту профессию, но ничего другого делать не могу». Всю жизнь играл и всю жизнь плевался.

Комментарии