Андрей Гайдулян: «Я был против поступления моей жены в театральный»

*В новом сезоне ситкома о семейных отношениях «САШАТАНЯ», который стартует на канале ТНТ 18 мая, в семье Саши Сергеева наступил долгожданный покой. Он высыпается ночами. Ежемесячные взносы по ипотеке вошли в привычку. А новая должность позволяет забыть об экономии. Казалось бы, все хорошо. Но в этом и проблема. Как герой будет решать ее — увидите совсем скоро. А мы накануне премьеры поговорили с Андреем Гайдуляном, который играет Сашу, о том, в каких отношениях за кадром они с Валентиной Рубцовой, бывают ли сложности на съемочной площадке ситкома и что происходит сейчас в его личной жизни. *

*— Андрей, на экране вы с Валентиной Рубцовой вот уже больше восьми лет играете любовь. А за кадром какие у вас отношения? *

— Наши отношения уже больше чем партнерские — практически родственные. Мы с Валентиной прекрасно ладим, хотя вне рабочего времени встречаемся редко, больше переписываемся. Валя все свое свободное от работы время по максимуму уделяет дочке, а во время больших перерывов в съемках они вместе с Артуром (муж Валентины Рубцовой. — Прим. ред.) и дочерью уезжают в Сочи. Поэтому видимся за пределами съемочной площадки мы с ней редко, раз в месяц можем пересечься. Но нам и на работе общения хватает.

*— По вашим ощущениям, Валентина изменилась после рождения дочери? *

— Мне кажется, Валентина очень сильно изменилась. Я заметил, что она перестала обращать внимание на мелочи и стала более конкретна в общении со всеми — начиная от таксистов и заканчивая продюсерами. У нее теперь просто нет времени что-то обсуждать, поэтому Валя все говорит прямо. Раньше она была более деликатным человеком и, если говорить образно, пыталась подобрать ключ, чтобы открыть какую-то дверь. Теперь Валя просто выбивает ее ногой и заходит куда ей надо.

*— Еще один ваш партнер по съемочной площадке — совсем юный актер. Маленькие дети не сразу идут на контакт. Как нашли общий язык с ним? *

— Юного актера зовут Артемий Широков. Поначалу он действительно не шел на контакт. Но сейчас Артемий уже человек серьезный, с ним можно поговорить как со взрослым и можно о чем-то попросить. В общем, работаем все на равных. Конечно, бывают у него капризы на съемочной площадке: все-таки это ребенок. Но если раньше мы плясали под его дудку, то теперь разговариваем с ним как с деловым партнером. Мы ему — шоколадное яйцо, а он нам — стихотворение или полчаса тишины.

Комментарии
Комментарии