Пять фрагментов, вырезанных из советского кино

Леонид Гайдай - один из самых ярких борцов за честность и открытость в искусстве. Именно поэтому с цензурным аппаратом у него были напряженные отношения. Довольно часто ему удавалось отстоять спорные моменты и целые фильмы - так вышло и с "Кавказской пленницей". А метод был до гениальности прост: режиссер специально вставлял эпизоды, которые опытный цензор уж точно не пропустит. Затея сработала на заставке к фильму: в первоначальном варианте Бывалый писал на заборе "Х", Балбес - "У", а Трус, услышав милицейский свисток, "добивал": ХУдожественный фильм. Провокационный ролик выкинули с корнем, но большая часть "перлов" в ленте осталась.

извините картинку мы потеряли

Управдом - друг толерантностиХарактерная героиня Нонны Мордюковой полюбилась многим своими хлесткими фразами. К одной из них и появились претенции у цензоров. В сцене, когда Семена Семеныча привозят пьяного из ресторана, управдом заявляет его жене: "Я не удивлюсь, если завтра выяснится, что ваш муж тайно посещает любовницу". Если внимательно пересмотреть этот момент, то легко увидеть, что озвучка "не попала" в губы актрисы. Объясняется это просто: в оригинальном варианте идейная гражданка говорила о синагоге. Цензура сочла "национальный вопрос" неуместным.

Комментарии
Комментарии