Дуэйн Джонсон: «Подростком меня арестовывали чуть ли не каждый день»

*— Вам не привыкать к масштабным боевикам, вы сталкивались, кажется, почти со всеми возможными катастрофами в кино. Стоит ли ожидать от «Разлома Сан-Андреас» повышенной концентрации экшена? *

— Конечно, потому что землетрясение обычно влечет за собой обвалы, сходы лавин в горах и цунами. Как известно, разлом Сан-Андреас — это реально существующий разлом между Тихоокеанской и Северо-Американской плитами, проходящий вдоль побережья Калифорнии. С ним связано несколько сильнейших в истории землетрясений. Так что в наших экшен-сценах не было ничего фантастичного: ученые из университета Южной Калифорнии, выступившие консультантами фильма, убедили нас в том, что показанная в нашей картине катастрофа и ее последствия могут случиться на самом деле, к сожалению и ужасу.

— Пришлось ли освоить какие-нибудь новые практические навыки?

— Я провел много времени с пилотами спасательных вертолетов и старался не просто научиться управлять этой машиной, но и понять технические аспекты ее работы и управления, а также изучить психологию пилотов, которые одержимы своей работой. Я узнал много нового от ведущих сейсмологов Центра землетрясений Южной Калифорнии. Думаю, все это помогло мне полностью раскрыть характер моего персонажа. Даже думать боюсь о возможных сценариях будущего человечества.

— А в вашей жизни случалось что-то подобное?

— Я пережил одно из лос-анджелесских землетрясений. Это очень страшно, несмотря на то, что оно было несильное. В моей жизни больше случалось личных потрясений. Подростком меня арестовывали чуть ли не каждый день, потому что я шел наперекор закону.

— Родителям не удавалось держать вас в узде?

— Дело в том, что, с тех пор как я родился, мой отец-рестлер постоянно был в дороге. Как и все его коллеги, он кочевал по 300 дней в году. Когда он вышел на пенсию и вернулся домой, я стал 15-летним здоровяком под два метра и главным мужчиной в доме. А ему самому хотелось быть хозяином. Начались конфликты не только у меня с ним, но и у него с матерью. Мне еще повезло, что он никогда не принимал кокаин и не бил мою мать, но он был алкоголиком.

Комментарии
Комментарии