Еврохоррор — особый киножанр. В чём отличие европейских ужастиков от американских

*Поскольку я неоднократно упоминала европейский формат фильма ужасов и меня спрашивали, что я имею в виду, решила написать об этом поподробнее. Итак, хотя в Европе не существует прописанного канона жанрового кино, там с давних пор стихийно складываются определённые узнаваемые форматы. И на мой взгляд, еврохоррор — один из таких форматов, который описывается вполне чётко. *

Надо заметить, что, во-первых, я не рассматриваю европейские трэшевые попытки имитировать американский хоррор, в результате коих получается какая-нибудь «Человеческая многоножка». Во-вторых, можно смело выбросить на свалку вынести за скобки итальянцев — стране во всём остальном великого кино почему-то решительно не даётся хоррор. В лучшем случае выходит добротная мелодрама с детективным элементом («Призрак любви», 1981, стоит посмотреть ради Мастроянни и Роми Шнайдер), в худшем — такая гиньольная клюква, что даже ржать не хочется, а хочется отчаянно фейспалмить («Суспирия», 1977 — не понимаю, почему у этого фильма столь высокие оценки в рейтингах).

Таким образом, еврохоррор — это в первую очередь Британия и Испания, во вторую, как ни странно, Франция. Французы, столь долго отторгавшие эстетику ужасного, в последние десятилетия освоили её на весьма пристойном уровне.

Корни этого феномена, опять же по моим субъективным впечатлениям, восходят к началу 70-х. В 1973 г. вышли одновременно «Дух улья» Виктора Эрисе и «А теперь не смотри» Николаса Роуга. Оба представляют собой эксперимент с жанром хоррора. У Эрисе маленькая девочка постоянно перекладывает то хоррор (посмотренный фильм «Франкенштейн») на язык бытовой драмы, то собственную реальность на язык хоррора. Роуг сталкивает два классических и обычно несоединяемых сюжета хоррора — сюжет о призраке и сюжет о маньяке, из которых первый оказывается обманкой.

Комментарии
Комментарии