«Ты разговариваешь со мной?»: 20 лет фильму «Ненависть»

Французскому фильму «Ненависть» о жизни юных мигрантов в пригородах Парижа исполнилось 20 лет — при этом он до сих пор безумно популярен у молодежи (в том числе и российской). Станислав Зельвенский размышляет, многое ли изменилось с дня премьеры.

Утром 6 апреля 1993 года Макоме М’Боволе, 17-летний француз, родившийся в Заире, вместе с парой приятелей был задержан полицией на севере Парижа: они украли в табачной лавке два блока сигарет. В середине дня инспектор по имени Паскаль Компен решил повоспитывать Макоме, пристегнутого наручниками к батарее, направил ему на голову пистолет и случайно нажал на спусковой крючок.

В Париже начались волнения: сотни демонстрантов дрались с полицейскими и требовали возмездия. (Суд над Компеном прошел только через два года — его осудили на 8 лет, что мало кого устроило). 25-летний Матье Кассовиц пришел к продюсеру, с которым они как раз заканчивали его дебютную комедию «Метиска», и сказал, что у него есть идея для следующего фильма.

Послевоенная Франция, нуждавшаяся в рабочей силе, охотно принимала иммигрантов. После Алжирской войны, в 60-е и 70-е, этот поток вырос многократно: из Северной Африки в бывшую метрополию переехало больше миллиона человек. Их дети, которые начали подрастать в 80-е, оказались в рабочих пригородах больших городов, так называемых cité, — живущие с братьями и сестрами в убогих квартирах социального жилья HLM, не имеющие возможности продолжить образование или устроиться на работу, разрывающиеся между традиционным укладом жизни родителей и нормами современного общества, в которое им вроде бы полагалось интегрироваться. Сите постепенно превратились в гетто; регулярно вспыхивали беспорядки, иногда с жертвами. Трещина в обществе росла с каждым годом. «Национальный фронт» от выборов к выборам улучшал свои результаты.

Комментарии
Комментарии