«Употреблено» Дэвида Кроненберга: первый роман великого режиссера

*Первое, что удивляет в этом богатом на сюрпризы романе, — насколько охотно он соответствует ожиданиям. Выйди «Употреблено» без обложки, десять-двадцать страниц позволили бы, кажется, безошибочно атрибутировать автора. Чьи тексты мир, за исключением съемочных групп, еще никогда не читал, но видел, воспринимал, употреблял, если угодно, на протяжении последних сорока лет. Словно компьютер, подключенный к сознанию Дэвида Кроненберга, выделил там все ключевые слова, теги. *

Внутри книги таким образом описывается эссе одного из героев: «Вебер. Капитализм. Ватикан. Лютер. Энтомология. Сартр. Консюмеризм. Беккет. Северная Корея. Апокалипсис. Забвение». Следует добавить: секс. Безумие. Любовь. Болезнь. Трансформация. Каннибализм. Смерть. Кроненберг снял об этом два десятка картин — пару неудачных, дюжину прекрасных, несколько великих. И если в начале книга оправдывает ожидания, в конечном итоге она их, конечно, превосходит. Это не роман, написанный кинорежиссером, — похоже, все это время мы смотрели фильмы, снятые писателем.

Сюжет вращается вокруг двух пар. Первая — Наоми и Натан, тридцатилетние американские журналисты. Журналисты интернет-эпохи: куда больше, чем текстом, они озабочены фото- и видеоматериалами, которыми можно будет проиллюстрировать их расследования. Их объединяет страсть — не друг к другу, хотя формально они вместе, а к работе. Еще точнее, к почти безграничным возможностям документации реальности, которые открываются в ее процессе; короче говоря, они оба, особенно Наоми, помешаны на гаджетах.

Второй паре за 60, и в физическом смысле — но лишь в нем — она представлена только одной своей половиной. Это Аристид и Селестина Аростеги, профессора философии из Сорбонны, достигшие той степени звездности, какая бывает у философов только во Франции (ладно, еще в Словении), национальное достояние.

Комментарии
Комментарии