Фрэнсис Форд Коппола

«У писателей есть какой-то гормон, который заставляет их ненавидеть все, что они настрочили».
Фрэнсис Форд Коппола

За 45 лет работы в киноиндустрии Фрэнсис Форд Коппола выработал собственный кодекс, в соответствии с которым он снимает фильмы: писать и ставить оригинальные сценарии, снимать их с помощью самой современной техники, финансировать съемки из собственного кармана.

— Почему вы решили не давать мастер-классы?

— Для меня в кино есть несколько учителей, некоторых из них я встречал: например, Полански, Куросаву. Но сам я все-таки ученик. Недавно я закончил съемки, пришел домой и сказал себе: «Я так много нового узнал сегодня». Это многое говорит не только обо мне, но и о кино в целом. Оно очень молодо. Ему всего-то сто лет. Во время рассвета кинематографа люди не знали, как снимать фильмы. У них была картинка, она двигалась, и публика была в восторге. Они смотрели на поезд, прибывающий на станцию, и уже это было прекрасно.Киноязык возник благодаря экспериментаторству, благодаря людям, которые просто не знали, что и как делать. Увы, спустя 15–20 лет кино превратилось в коммерческую индустрию. Люди начали зарабатывать деньги и указывать режиссерам: «Не надо никаких экспериментов. Мы хотим получить деньги. Мы не хотим рисковать».

Главный элемент любого искусства — это риск. Без него невозможно создать нечто невероятно прекрасное, то, чего никто раньше никогда не видел. Я всегда говорю, что снимать кино без риска — это все равно что ждать ребенка, не занимаясь сексом. Вы должны рисковать.Ты приходишь к продюсеру и говоришь, что хочешь снять фильм, совершенно не похожий на остальные; он тебя выставляет за порог, потому что ему нужно проверенное кино, которое работает. Это говорит лишь об одном: хотя в ближайшее столетие кино и изменится, это будет происходить чрезвычайно медленно, потому что никто не хочет рисковать. Я предпочитаю относить себя к тому зарождающемуся кинематографу столетней давности, когда никто не знал, как снимать. Приходится все открывать самостоятельно.

— Вы считаете сейчас себя более смелым?

— Я всегда был авантюристом. Никогда не боялся сложностей. У меня на этот счет есть своя философия: самое страшное — прожить жизнь впустую и только перед смертью осознать: «Ох, жаль я не сделал этого». Я сделал все, чего хочу, и продолжаю в том же духе.— Какой самый полезный совет вы дали своим ученикам?

— Первое, что нужно сделать, взяв ручку и листок бумаги, — датировать его, написать месяц, день и даже место. Потому что каждая идея, записанная на бумаге, полезна. Проставление даты должно войти в привычку, и тогда позже, перечитывая записи, можно вспомнить, какая идея пришла тебе в голову еще в 72-м в Париже. Самый важный инструмент режиссера — его записи.

— Нужно ли отказаться от кумиров, чтобы выработать свой собственный стиль?

— Я отвечу цитатой Бальзака. Он рассказывал об одном молодом писателе, который занимался плагиатом, и говорил: «Я был всегда так рад, когда заимствовали что-то у меня». Ведь это правда. Мы хотим, чтобы вы брали что-то у нас. Мы хотим, чтобы вы крали, просто потому что у вас это не получится. Вы возьмете то, что мы предлагаем, и придадите этому свою интонацию, и именно так вы обретете свой голос. С этого все начинается. А потом однажды кто-то украдет что-то у вас. И, повторю за Бальзаком, это делает меня счастливым, потому что я становлюсь бессмертным, так как знаю, что даже спустя 200 лет будут люди, в творчестве которых я тоже буду в какой-то мере присутствовать. Так что ответ на ваш вопрос: не беспокойтесь, стоит ли что-то заимствовать, повторять за тем, кем вы восхищаетесь, потому что это всего лишь первая ступенька — неизбежная и необходимая.

Комментарии