Жертвы сценаристов

13 персонажей «Игры Престолов», погибших в сериале, но все еще живых в книгах.
Жертвы сценаристов

Джордж Мартин известен как «кровожадный (и непредсказуемый) убийца» собственных персонажей из мегапопулярной серии романов «Песнь льда и огня», экранизированной в виде ТВ-сериала «Игра престолов». Однако не стоит сбрасывать со счетов и «кровожадность» сценаристов сериала: они самовольно угробили некоторых героев, по-прежнему здравствующих в книгах Мартина (серия ещё не закончена). Мы решили вспомнить всех «невинно убиенных» ради динамичности и непредсказуемости ТВ-шоу. Осторожно, спойлеры!

Ширен Баратеон

В одной из наиболее жестоких сцен сериала юную принцессу Ширен, дочь Станиса Баратеона, сжигают на костре по велению её отца, дабы «пролить королевскую кровь» в качестве жертвы богу R’hllor’у. Надо заметить, что указанный бог питает слабость к членам королевских семей.В романе мы застаём эту героиню застрявшей в снегах во время похода к Винтерфеллу вместе с отцом и матерью. И хотя есть некоторые намёки на то, что жизнь девочки может вскоре трагически оборваться, Мартин пока не сделал с ней ничего ужасного.

Талиса из Волантиса

Персонаж жены Роба Старка был полностью переосмыслен в сериале. В книгах её зовут Джейн Вестерлинг и она является дочерью одного из мелких вассалов Старка. В сериале же эта героиня — аристократка из Внешних земель, известная как Талиса из Волантиса. Талиса погибает вместе с мужем и свекровью на так называемой «красной свадьбе», в книгах же Джейн Вестерлинг жива и оплакивает павшего мужа. И даже, возможно (как предполагают некоторые фанаты), носит под сердцем его ребёнка.

Манс Налётчик

Манс налетчик, также известный как Король-за-стеной, умирает на костре за отказ примкнуть к армии Станиса Баратеона и принести ему клятву верности. Стрела Джона Сноу облегчает его участь во время жестокой казни. Однако в книгах Манс до сих пор жив — вместо него на костре сгорел один из вожаков одичалых, которому с помощью колдовства придали облик Манса. Сериал, конечно, может нас ещё удивить и вернуть Манса к действию, но учитывая любовь сценаристов к отсечению второстепенных сюжетных линий, это вряд ли произойдёт.

Комментарии
Комментарии