Что покажут на Московском кинофестивале

На фестивале эпохи санкций логично появление программы «Фильмы, которых здесь не было». По разным, в том числе идеологическим причинам. Вот, например, «Эйзенштейн в Гуанахуато» Питера Гринуэя, которого заранее испугался наш Минкульт и о котором сладострастно писали наши критики с Берлинале: ой, что там с нашим главным киноклассиком делают. Ужас-ужас-ужас. Теперь можно будет посмотреть. Правда, на ночном спецпоказе, а то мало ли что. В той же программе – «Наш запах», фильм о подростках-скейтбордистах, снятый Ларри Кларком, когда-то прославившимся скандальными «Детками». И наконец, «Пазолини» Абеля Феррары – фильм одного анфан-террибля о другом. С Уиллемом Дефо в роли великого итальянского режиссера, который проживает свой последний день и уезжает в ночь на «Альфа-Ромео».

В программе Петра Шепотинника «8 1/2 фильмов», на которую по привычке будут ломиться киноманы, напротив, импортозамещение – сразу две отечественных картины, причем одна со знаковым названием «Крымнаш»: Василий Сигарев смонтировал ее из туристического видео. Здесь же свежая инструкция по выживанию в профессии в условиях тоталитарного государства – «Такси» Джафара Панахи, победитель последнего Берлинале, очередной не-фильм иранского классика, потому что фильмы ему снимать запретили. Но он как-то выкручивается. То рассказывая о замысле фильма своему оператору у себя дома, то, как теперь, катая сограждан за рулем такси и выслушивая их истории.

Для такого кино давно уже не важно, игровое оно или документальное. Границы нет – как для Джафара Панахи, так и для Ульриха Зайдля, одного из ключевых авторов постдокументальной эпохи, у которого на 37-м ММКФ будет мини-программа с подзаголовком «Грани метода». В нее включены «Звериная любовь» (1996), сделавшая Зайдля знаменитым «Собачья жара» (2001) и новейший «В подвале» – о том, чем австрийцы занимаются в самых укромных и любимых помещениях своих домов: Зайдль буквально заглядывает в подсознание соотечественников.

Комментарии
Комментарии