Что же будет с родиной и с нами: финал «Игры престолов» и новая конспирология

*Джон Сноу не умер, он только вышел покурить. *

Его закололи кинжалами. Это ужасно. Кит Харингтон с облегчением может теперь сбрить бороду и состричь волосы (чего он не делал много лет, чтобы никто не догадался раньше времени о судьбе его героя), а Бренок О'Коннор, играющий маленького предателя Олли, уже опасается ходить по улицам (возможно, справедливо — все помнят, как фанаты травили на улицах ни в чем не виноватого исполнителя роли Джоффри).

Но есть несколько моментов, которые не дают так запросто расстаться с Джоном Сноу. Первый — это особенно пристальный интерес, который к нему на протяжении пятого сезона проявляла Мелисандра, как раз перед его смертью вернувшаяся на Стену, покинув обреченного Станниса. Красные жрецы, как мы помним, могут воскрешать людей. Да и в книге Мартина смерть Джона Сноу обставлена как некоторый клиффхэнгер: «Когда третий кинжал ударил промеж лопаток, Джон захрипел и упал лицом в снег. Четвертого кинжала он не почувствовал. Только холод…» Еще одна популярная среди фанатов серии версия гласит, что душа Джона может переселиться в тело пса Призрака — а потом вернуться в человеческое обличье.

Помимо загадок души Джона Сноу нам еще предстоит разгадать тайну крови и его происхождения: расхожую гипотезу о том, что Сноу — не бастард Неда Старка, а сын Лианны Старк и Рейгара Таргариена (Дейнерис таким образом его тетя), Мартин, Бениофф и Уайсс в своих интервью не подтверждали — но и разговор об этом сами заводили не раз. Эта тайна, конечно, может быть раскрыта и без прямого участия самого Сноу, но есть еще одна бренная деталь — подписанный Харингтоном контракт на участие в шестом сезоне (который, впрочем, может означать как съемки, так и озвучку).

Союз рыжих

Санса, которая в этом сезоне неудачно вышла замуж и томилась в холодных покоях Винтерфелла, находит в финале способ сбежать от своего мучителя Рамси, но ради этого вынуждена прыгнуть со стены в снег под ручку с Теоном.

Комментарии
Комментарии