Дорого и провинциально

Формально сохраняя статус фестиваля класса «А» (каковым обладают Каннский, Венецианский, Берлинале и еще несколько серьезных мировых смотров), ММКФ, похоже, испытывает серьезные затруднения. В основном конкурсе заявлено всего 12 фильмов (в прежние годы их было гораздо больше, порой даже 20), сам фестиваль сократится на два дня – вместо 10-дневного марафона продлится неделю. Кроме того, в параллельных программах мы не увидим лучших картин из Канн, Берлина и Венеции: ни великолепного «Сына Саула» венгра Ласло Немеша, ни радикального «Лобстера» грека Йоргоса Лантимоса, ни «Кэрол» самого утонченного из американских авторов Тодда Хэйнса, ни «Ловушки» филиппинца Мендосы, «гения места», большого мастера и каннского фаворита.

Несмотря на бодрый тон начальства и отборщиков, на неизменный оптимизм президента фестиваля Никиты Михалкова, ММКФ, похоже, скатывается на уровень провинциального конкурса, каковых в мире несть числа.

Между тем, это самый дорогостоящий фестиваль России: и в этом году его бюджет в рублевом исчислении вновь составляет более ста миллионов. Рубль, правда, уже не тот: а ведь в былые времена бюджет ММКФ мог бы потягаться с бюджетом, страшно сказать, Каннского фестиваля, самого богатого, стилеобразующего и мощного киносмотра планеты.

Однако это касалось исключительно финансирования: во всем остальном – программе, создании атмосферы, особого рода интеллектуальной составляющей и пр. – ММКФ, к сожалению, несет на себе «родовое проклятие» бывшего СССР. Когда более всего заботились о формальной стороне дела, конкурсная же программа составлялась наспех и не блистала открытиями, поиском новых имен и стилей. А ведь профессионализм фестивального руководства как раз и состоит в умении предчувствовать будущее кинематографа. Высший класс – это открыть новую кинематографическую школу, как это не раз делал киновед Жиль Жакоб, 35 лет подряд руководивший Каннским фестивалем.

Комментарии
Комментарии