Юрий Соломин: Я ранен в ногу, а на меня – ноль внимания

*Актер Юрий Соломин поведал о самых пронзительных моментах счастья в жизни и рассказал, о чем вспомнит на смертном одре. *Адъютант его превосходительства из одноименного фильма, Телегин из «Хождения по мукам», трактирщик Эмиль из «Обыкновенного чуда», Владимир Арсеньев из «Дерсу Узала», Генрих Айзенштайн из «Летучей мыши»... Это всего лишь несколько киноперсонажей Юрия Соломина. Впрочем, достаточно назвать и одного из них, чтобы все сразу поняли, о каком артисте идет речь. А сколько им сыграно блистательных театральных ролей – ведь главным для Соломина всегда был Малый академический театр, служению которому он посвятил всю свою жизнь. 18 июня Юрию Мефодьевичу исполняется 80 лет.

Моя просьба вспомнить самые счастливые моменты в жизни озадачила артиста:

– Я буду несправедлив к своей судьбе, если забуду какие-то моменты. Но, с другой стороны, мы, актеры, странные люди – счастье мерим исключительно удачно сыгранными ролями. Вот чувствуешь, что удалось точно сыграть – и это счастье...

В общем, счастье для него, как оказалось, не столько события, сколько ощущения, сама атмосфера жизни. И еще – люди, которым он остался верным в своей благодарности на всю жизнь.

В День Победы упал с качелей

– Не знаю, что буду вспоминать, уходя из этого мира, но, думаю, обязательно вспомню 9 мая 1945 года. Для меня День Победы был вот таким. Та весна у нас в Чите была очень хорошая, теплая... Наш двор был большим – с кустами и деревьями меж двух старинных купеческих домов. Дома были рубленые, с мезонином, в два этажа. Там человек двадцать жили.

И вот мы с одной девочкой в этот солнечный день качаемся во дворе на качелях. Знаете, многих имен не помню, а вот как звали ту девочку, помню до сих пор – Валя Маклакова. Качели у нас были самые по тому времени обыкновенные – веревки, на которых лежала толстая доска. Мы качаемся, и вдруг наши соседи стали выбегать во двор, обниматься, плакать, кричать: «Победа!..»

Комментарии
Комментарии