«Наш Христос и наш Пазолини»

Уиллем Дэфо рассказал Антону Долину в канун показа фильма Абеля Феррары «Пазолини» на ММКФ, как и зачем он примерил пиджак гениального итальянского режиссера.
«Наш Христос и наш Пазолини»

– По-вашему, от актера требуется отвага, чтобы согласиться на роль Пьера Паоло Пазолини?

– Трудно ответить, но сам Пазолини уж точно был человеком отважным. Я сам не знаю, откуда у него была эта смелость, не скрывать никаких аспектов своей жизни, достигать такой откровенности! Наверное, объяснение в том, как многолик он был: поэт, сценарист, режиссер, публицист, — и невозможно было отделить одни стороны его личности от других. И его сексуальность была одной из важнейших сторон.

– Как вы готовились к роли? Ваше внешнее сходство с Пазолини в фильме поражает.

Я не уверен, что согласился бы сыграть ту же роль у другого режиссера. Но с Абелем Феррарой я работал много раз и ему доверяю всесторонне: в частности, потому, что мы с ним соратники и действительно работаем вместе. Он начал говорить со мной на самых ранних стадиях проекта — работа над сценарием тогда только начиналась, и он был скучно-типовым: флешбэки, психология, биография. Неинтересно. Мы с Абелем сразу решили: байопик — это не для нас. Мы пустились на поиски материала, который позволил бы найти неожиданный ракурс. Сам этот поиск был ужасно увлекательным. После этого мы сделали с Абелем другой фильм вместе — «4:44. Последний день на земле» — и одновременно почувствовали, что это может стать ключом для нашей картины о Пазолини. Последние сутки из жизни, сутки перед концом света. Мы решили, что если наполнить эту идею конкретными правдивыми фактами, может получиться отличный фильм. Это был скелет новой версии сценария.

Комментарии
Комментарии