Георгий Бурков

Актер Георгий Бурков (1933–1990) мечтал сыграть Дон Кихота и Гамлета. Но ему поручали роли комических пьяниц и недотеп, любимых народом за фразы вроде «Да я за машину Родину продал!». Бурков был неизменно органичен даже в эпизоде. Не понаслышке зная, что значит быть алкоголиком, он в блистательных комических миниатюрах воплощал собственный невеселый житейский опыт. «Он был гениальным артистом, потрясающим!» — под этими словами не раз игравшей с ним актрисы Валентины Талызиной могли бы подписаться тысячи кинозрителей.

Высшего образования у Буркова не было. Из-за дефектов речи он не смог поступить ни в один театральный вуз, что не помешало в 32 года попасть в одну из крупнейших трупп. За талант начальство прощало ему даже запои. Сам Бурков свою актерскую карьеру считал не слишком удачной. Он был убежден, что имеет право играть «только роли масштабные и годные для открытий». Получив очередное приглашение на роль алкаша, не отказывал, а потом оставлял горестные записи в дневнике. Тем благодарнее был Василию Шукшину, в «Печках-лавочках» и «Калине красной» которого сменил амплуа.

Жил актер скромно, словно не замечая народной любви. Заработки тратил на книги. Читал все подряд – от Платона до Платонова. Мечтал снять кино, которое перевернет мир. После похорон в его бумагах нашли программу действий до 2001 года. Осуществить из нее удалось немногое. Однако сняться он успел более чем в 60 фильмах, включая такие всенародно любимые, как «О бедном гусаре замолвите слово», «Гараж», «Жестокий романс». Незадолго до смерти Бурков был утвержден на главную роль в экранизации «Москва–Петушки». Этот образ мог стать для него исповедальным, но не сложилось. Фильм так и не сняли: похоже, кроме Буркова, никто не мог воплотить замысел Венедикта Ерофеева.

Комментарии
Комментарии