Правила жизни Маколея Калкина

«Для большинства людей я все еще ребенок. Это и благословение, и проклятие одновременно».
Правила жизни Маколея Калкина

В ДЕТСТВЕ У МЕНЯ НЕ БЫЛО ШАНСА ПОБЫТЬ РЕБЕНКОМ. Я отправился на пенсию в 14 лет.

ЛЮДИ ВСЕ ЕЩЕ УЗНАЮТ МЕНЯ НА УЛИЦАХ. Первое, что я обычно слышу: «Где ты был все эти годы?» Как правило, сразу за этим они говорят: «Э, да ты подрос».

ВОПРЕКИ РАСПРОСТРАНЕННОМУ МНЕНИЮ, я никогда не лечился от наркозависимости. Я не сидел в тюрьме, меня арестовывали лишь один раз, и вообще я изо всех сил стараюсь избегать стереотипов, связанных с бывшими звездными детьми.

Я СЛЫШАЛ ПРО СЕБЯ МНОГО РАЗНОЙ ЛЖИ. Как-то раз мне позвонил мой адвокат и говорит: «Ого, Мак, ты еще жив?» И я ему: «Да, конечно. На диване сижу». «А мне, — говорит он, — только что звонили с CNN и сказали, что ты умер от передозировки».

Я ЖИВУ ПРОСТОЙ ЖИЗНЬЮ. Я кормлю рыбок, гуляю с собаками, готовлю и иногда встречаюсь с теми, кто мне дорог.

КОГДА Я ВЕДУ СЕБЯ КАК ОБЫЧНЫЙ ЧЕЛОВЕК, ЛЮДИ ДУМАЮТ, что я сумасшедший.

ДЛЯ ЖИЗНИ БЫВШЕЙ ЗВЕЗДЫ МОЯ ЖИЗНЬ ДОЛЖНА БЫТЬ КУДА БОЛЕЕ ПРОСРАННОЙ, чем есть на самом деле. Когда меня арестовали за марихуану, я даже обрадовался. Как хорошо, думаю, люди сейчас узнают обо мне именно то, чего так ждали и хотели.

ДЛЯ БОЛЬШИНСТВА ЛЮДЕЙ Я ВСЕ ЕЩЕ РЕБЕНОК. Это и благословение, и проклятие одновременно.

Я ПОМНЮ ВРЕМЯ, КОГДА ДАВАЛ ПО СТО ИНТЕРВЬЮ В ДЕНЬ. Я сидел на одном месте, а эти люди входили и выходили, и не было ни свежего воздуха, ни окон, вообще ничего. Семидесятый по счету журналист говорил так нудно и так медленно, что в какой-то момент я просто вырубился. Раз — и меня с ними нет.

Я ЖИВУ ОЧЕНЬ ЗАМКНУТОЙ ЖИЗНЬЮ с тех пор, как мне исполнилось шесть.

МОИ РОДИТЕЛИ СДЕЛАЛИ ДЛЯ МЕНЯ МНОГО ХОРОШЕГО хотя бы потому, что никогда не говорили мне, сколько я на самом деле зарабатываю. Поэтому я рос самым обычным ребенком среди самых обычных детей.

МНЕ ВСЕГДА КАЗАЛОСЬ, ЧТО У МЕНЯ ДВА ОТЦА — реальный и тот, которого я сам нарисовал в своей голове.

ИНОГДА МНЕ КАЖЕТСЯ, ЧТО ВНУТРИ МЕНЯ НЕ ОДИН ЧЕЛОВЕК, а дюжина. Но я справляюсь.

Комментарии
Комментарии