Регина Мянник: «Я точно знаю, чего хочу»

До того как стать популярной актрисой театра и кино и ведущей передачи «Барахолка» на Первом канале, Регина Мянник много лет работала в журналистике.
Регина Мянник: «Я точно знаю, чего хочу»

Зашел на ваш сайт, там написано: «Актриса не любит давать интервью».

Да, так и есть.

Как такое может написать человек, который учился на журналиста?

Однажды ко мне домой пришли журналисты, сказали, что они из нового журнала, фотографировали меня, детей. Потом эти снимки оказались на развороте одной желтой газеты. И я подумала, что в общении с прессой надо остановиться.

Как одно интервью могло выбить вас из колеи?

Это было связано с тем, что я пустила прессу в семью. На самом деле неумелых журналистов и интервью было много.

Вы наблюдали журналистику с разных сторон. Куда катится профессия?

Катится в идеологию. Я работала в этой области раньше, потом у меня появилась другая профессия — я поступила на актерский факультет, о чем мечтала с детства. Просто сначала мою мечту не одобрили.

Родители?

Да. Но я не жалею о том, что училась на журфаке, потому что в девяностые у меня была интереснейшая жизнь.

Почему ваши родители решили, что журналист более стабильная профессия?

Потому что актерская профессия — зависимая. Ты всё равно вынужден ждать, когда дадут роль, позовут, пригласят. Но не знаю, какие представления были тогда у моих родителей об этих профессиях. Мы больше никогда не возвращались к этой теме, так как, начав учиться, я сразу же стала зарабатывать деньги. Работала в «ЛИС’С», «Премьер СВ», возглавляла пресс-службу канала «МУЗ-ТВ», который тогда только открылся. Работала в «Акулах пера».

Почему вы поступили на журфак в РГГУ, а не в МГУ?

Так сложилось. И оба вуза достойны, и училась я всё же и там, и там (в МГУ — в аспирантуре). Поскольку с актерской профессией поначалу не вышло, то к поступлению на журфак я относилась легче. Не то чтобы мне было всё равно — всё казалось проще. Но журналистику я уважала, всегда любила писать. Мне казалось, что надо писать так, как говорит в интервью собеседник, не переиначивая его реплики. Если показывать человека правдиво, то и не стоит скрывать его косноязычие, ум или глупость. Кстати, что касается статей: у меня в девяностых был случай с Отаром Кушанашвили. Он прочитал мне по телефону свое предисловие к статье, а потом в газете вышло совсем другое… Тогда мой шеф, Лисовский, был не очень доволен. Вызвал меня к себе и сказал, что всё должно быть завизировано, весь текст.

Комментарии
Комментарии