Как снять блокбастер за $105

В 2004 г. Айзек Набвана собрал из старых запчастей компьютер, скачал из интернета программы по монтажу и спецэффектам, нашел старую видеокамеру и стал снимать. Так в Уганде зародилась киноиндустрия.
Как снять блокбастер за $105

Американский продюсер Алан Хофманис рассказал Esquire, зачем он уехал работать на угандийскую киностудию Вакаливуд и как снять блокбастер за 105 долларов. Иллюстратор Винсент Асео (Vincent Rhafael Aseo) создал плакаты для будущих хитов.

«Четыре года назад я решил сделать предложение своей девушке и купил обручальное кольцо. В тот же день она меня бросила. А через пару недель я стал звездой африканского боевика. Таков пролог моей истории. Пока я заливал горе в нью-йоркском баре, друг показал мне на телефоне трейлер первого угандийского боевика «Кто убил капитана Алекса». Это был наивнейший фильм про честного офицера, единственного в стране борца со злобными мафиози; там были взрывы, фонтаны крови, длинные сцены драк и перестрелок и очень смешные спецэффекты. На тот момент я работал в кино двенадцать лет — оператором-постановщиком, редактором, программным директором кинофестивалей, — и все это мне здорово надоело. Но то, что я увидел на экране телефона, меня поразило настолько, что я решил непременно познакомиться с автором. В ролике был указан телефон Айзека Набваны, режиссера фильма, но мне хотелось поехать и найти его самому.

На следующий день я купил билет до Уганды. Подумал пару часов и сдал его. А через день купил снова. Приехав в Кампалу, я остановился в отеле и отправился в гетто, где долго разыскивал дом Айзека. Вообразите ситуацию: ты всю жизнь живешь в бедном африканском районе, и однажды вечером к тебе заявляется какой-то белый парень со словами: «Здравствуйте, меня зовут Алан, я приехал из Нью-Йорка, чтобы поговорить о вашем фильме». Знаете, что ответил Айзек? Он просто сказал «ок» и впустил меня в дом. Мы проговорили пять часов подряд, а когда под утро я вернулся в гостиницу, то не смог уснуть. Я позвонил Айзеку и сказал, что хочу работать вместе с ним, он предложил мне зайти утром и познакомиться «со всеми».

Студия Айзека Набваны называется Ramon Film Productions, но местные зовут ее Вакаливуд — в честь района Вакалига, где Айзек родился и вырос. Когда я только приехал, в студии работали человек 60 со всей Уганды и Танзании. Сейчас у нас уже 130 сотрудников. Разумеется, все они не могут постоянно находиться на съемочной площадке, но стараются помогать, чем только могут. Один парень, например, в обычной жизни ремонтирует радиоприемники и телевизоры, а у нас работает со светом. Медсестра из местной больницы советует, как лучше делать искусственную кровь. Парикмахеры занимаются гримом. С этими людьми мы и начали работать над первым в моей жизни африканским боевиком Bad Black.

Все съемки проходят в Вакалиге и окрестностях. Когда в 1970-е годы Иди Амин высылал из страны индусов, на этом месте было болото и свалка, куда свозили вещи депортированных: Айзек рассказывал, что в полях, где мы сегодня снимаем фильмы, он в детстве находил изуродованные останки тел. Отснятый материал мы монтируем у Айзека дома — у него несколько комнат с облупившимися стенами и земляным полом, но местные все равно считают его богачом. Иногда, когда я пишу субтитры к очередному боевику, в комнату с улицы заходит козел и смотрит, как я работаю. Правда, обычно он начинает блеять и приходится его выгонять. Куры в этом отношении куда более приличные зрители.

Комментарии
Комментарии