Олег Табаков: «Если ты нужен, значит, выбрал правильную профессию»

Выдающийся актер, обласканный любовью зрителей разных поколений, руководитель МХТ им. Чехова и «Табакерки» рассуждает о своих победах, провалах и семейных традициях.
Олег Табаков: «Если ты нужен, значит, выбрал правильную профессию»

Почти двадцать лет назад я снимал про Табакова документальный фильм. Во время съемок Олег Павлович практически не расставался с телефоном. Ему звонили по разным вопросам, и он мгновенно переключался с одной темы на другую. Деловые звонки шли беспрерывно, и пришлось смириться с тем, что в кадре наш герой всё время будет с телефонной трубкой. С тех пор в жизни Олега Павловича ничего не изменилось. В орбите Табакова всё движется с повышенной интенсивностью и озарено его позитивной энергией.

Олег Павлович, прежде всего поздравляю вас с премьерой. «Юбилей ювелира» — название спектакля звучит символично. Мастер, ювелир, филигранно владеющий ремеслом (в высоком смысле слова), — это всё о вас.

Что тебе сказать? Пьеса ладно скроенная, крепко сшитая, коммерческая, перевод с английского. Но видимо, чего-то там угадывается, потому что одни зрители плачут, а другие смеются. Я никаких секретов тебе не открою, но когда я заступал в Художественный театр, посещаемость зрительного зала была сорок два процента. А через полтора года пошел рост.

Да-да, я это помню.

Два раза в месяц у нас предварительные продажи билетов. Я приезжаю минут за десять до открытия кассы и вижу, как выстраивается эта очередь-кишка до Большой Дмитровки, которая раньше называлась Пушкинской. Понимаешь, у меня психология капиталиста. В четырнадцать лет я научился деньги зарабатывать. Тогда издавались журналы «Красноармеец» и «Советский воин», а к ним книжные приложения — литература, которую не печатали в военные годы. Мериме, Герберт Уэллс, Джекобс... Я сразу покупал пятьдесят книжек, а потом перепродавал.

Втридорога?

Не то слово! Заначка всегда была. А снявшись в двадцать лет в первом фильме в главной роли («Саша вступает в жизнь» — Прим. ОК!), я заработал на машину — шестнадцать с половиной тысяч рублей «Победа» стоила. Не могу сказать, что она мне таким уж тяжким трудом далась.

Комментарии
Комментарии