В погоне за агонией

До российского проката наконец добрался впечатляющий фильм Дэна Гилроя «Стрингер», роль в котором принесла Джейку Джилленхолу изобилие номинаций, в том числе и на лучшего актера драмы.
В погоне за агонией

Лу Блум — инициативный социопат или, как сам он себя определяет, «трудяга с далекими целями, чье кредо: хочешь выиграть лотерею, заработай на билет». Промышляющий мелким воровством, он никому не нравится и живет отшельником, зато люди с работой вызывают у него восхищение и пристальное липкое внимание. Однажды вечером он становится свидетелем аварии на шоссе. Телеоператор Джо Лодер (Билл Пэкстон), быстрее всех прибывший на место происшествия, раскрывает Блуму в одной поговорке всю суть профессии стрингера: «Новости про кровавый свежачок идут первыми». Оказывается, всего-то необходимо настроиться на полицейскую волну и опередить всех в добыче чернушного материала. И Лу тут же понимает: это работа его мечты, тем более что вопросы морали его и прежде не особенно беспокоили. Дитя консюмеризма Блум вооружается плохенькой камерой и пускается в погоню за сюжетами. Неожиданную поддержку он находит в лице продюсера местного ТВ Нины (Рене Руссо), которая начинает покупать его видео. Она уточняет задачу — не снимать про бедных и нацменьшинства, а квинтэссенцию отличной новости Нина формулирует так: бегущая по улице белая женщина с порезанным горлом — вот их сюжет. И Блум с коварством хищника в своей погоне за сенсацией начинает сам режиссировать кадры: перетаскивать трупы из аварии в лучший ракурс, пакостить коллегам и опережать полицию.

Для главной роли пугающего интроверта голливудский красавчик Джейк Джилленхол исхудал настолько, что его глаза будто погрузились в глазницы и оттуда лучатся странным маниакальным светом и не моргают. Этот штрих, найденный актером, особенно поражает, будто Блум просто боится пропустить главное. Однако осунувшееся лицо мученика на самом деле принадлежит беспринципному подлецу, который ни перед чем не остановится. Не его вина, говорит нам режиссер, виноваты массмедиа, этот конвейер растерзанных судеб и кошмарных новостей. В разговорах в монтажной журналисты еще сомневаются: где грань между профессией и этикой. Но в эфир новость выходит все равно, главное, адрес жертв не называть.

Комментарии
Комментарии