.doc

Что историки рекомендуют своим студентам, коллегам и всем интересующимся.
.doc

«Чудеса заводного мира» («Mechanical Marvels: Clockwork Dreams», 2013)

Тимофей Кругликов, историк, директор образовательного центра «Контекст СПб»: «Замечательный фильм, в котором прекрасно показано, насколько далекие друг от друга вещи оказываются связанными в исторической перспективе. Казалось бы, в чем связь между автоматонами, хитроумными игрушками, созданными для увеселения богатейших сословий, и социальными потрясениями первых буржуазных революций? Самая непосредственная: автоматоны оказываются ярчайшей демонстрацией сдвига сознания целой эпохи — мистическое повторение жизни для высших сословий сменяется сугубо механическим интересом сословий низших, властителей будущей новой Европы».

«Вермеер Тима» («Tim's Vermeer», 2013)

«Необычное кино — в нем почти нет речи об истории или стиле, скорее он об отношении к живописи. Мы привыкаем воспринимать искусство статично, скажем, Леонардо был изобретателем и художником, но как художник он писал, а как изобретатель — изобретал. Это странный подход — ведь мы можем относиться к любому объекту как угодно и в этом смысле увидеть в полотне не просто новаторство, но технологию. Специалист по компьютерной графике в наши дни пытается воспроизвести шедевр Вермеера с нуля, не будучи художником, — и преуспевает. Не в этом ли вообще смысл научно-технической революции? А главное — действительно ли воспроизводимость умаляет статус шедевра?».

«Прерафаэлиты — викторианские революционеры» («The Pre-Raphaelites: The Victorian Revolutionaries», 2009)

«В последнее время прерафаэлиты как-то особенно популярны — может, поэтому и хорошо, что фильм этот сравнительно старый. Опять-таки главный плюс его трех коротких серий — в смещенной точки зрения. Зарождаясь как чистое, в чем-то примитивистское, наивное, но совершенно искреннее течение, прерафаэлиты еще при жизни оказываются настолько популярными, что становится очевидной простая связь их творчества и прибыли от нее, порождаемой тиражированием. Так, пытаясь уйти от машинерии производства, искусство становится одной из статей дохода производителей — и в этом ключ к сознанию двадцатого века».

Комментарии
Комментарии